Загрузка...

Виктор Янукович — мелкий политический деятель эпохи Олега Скрипки

Большинство украинцев, к сожалению, не признают сегодня украинской власти — частично или полностью. Они еще повинуются ей по инерции, но инерция не бывает бесконечной. Что будет дальше?

Помните советский анекдот про энциклопедию будущего? «Л.И. Брежнев — мелкий политический деятель эпохи Аллы Пугачевой». Тогда это было очень смешно. А сейчас? Кажется, воображение наших детей о коммунистическом божестве 70-х не намного больше.

Интересно, а что останется в памяти грядущих поколений о нашем времени, о наших правителях, которые сегодня так гордятся своим всемогуществом, и о нас с вами, кто этих правителей допустил к власти?

Этим вопросом и поиском ответа на него задается анонимный автор Украинской правды

Вопрос не праздный. Сейчас мы работаем над комиксом по истории Украины — коротким и понятным изложением событий, таким, чтобы его понял ребенок или даже тупой депутат. И поэтому часто сталкиваемся с вопросом: кто из исторических персонажей достоин того, чтобы вспомнить в подобном произведении? Чем остались для нас те или иные времена прошлого?

И поэтому первый вопрос к читателям: какой период истории Украины вспоминают сегодня чаще всего?

Кто скажет: «Руина» — не ошибется. Это едва ли не олицетворение всего нашего прошлого.

Что мы знаем о Руине? Правильно: «Где два хохлы, там три гетмана», гражданская война и интервенция.

Сколько лет длилась эта самая Руина, которая так прочно смогла закрепиться в массовом сознании?

Именно с этим вопросом мы обратились к друзьям на Facebook. Интересно было исследовать исторические мифы, сформировавшиеся в головах украинцев.

И как думаете, какой комментарий получили одним из первых? Вы угадали: «Руина продолжается до сих пор».

На первый взгляд, это — просто эмоциональная реакция на текущую политическую ситуацию. Которая к тому же не имеет никакого отношения к истории. Но прислушайтесь к собственным ощущениям, и вы поймете — что-то есть в этом утверждении такое, что не позволяет от него просто так отмахнуться.

Для начала предлагаем вспомнить, с чего началась Руина. Ответ, казалось бы очень простой — недовольные Юрасем Хмельницким казаки восстали и избрали своего, отдельного гетмана.
Но разве не было раньше восстаний, скажем, против его отца, Богдана? Были и не одно. Однако их никто Руиной не называл. Почему?

Ответ на этот вопрос кроется в простом слове — делегитимация. Власть гетмана Юрася потеряла свою легитимность — большая часть казаков не признавала его права на управление государством. Потому как рылом не вышел. Или, говоря нынешним языком, масштаб личности не соответствовал масштабу должности.

Все мы знаем, что после смерти Хмеля булаву получил Иван Выговский. Разочарованный нарушением Москвой Переяславских соглашений (речь идет о Виленское перемирие), он заключил с поляками Гадячский трактат.  Но казацкая старшина не одобрила идеи склонения к  бывшему оккупанту.

Что же в ответ сделал Выговский? Бросил несогласных в темницу? Нет, он просто сложил булаву. Потому что  был государственным деятелем и понимал, что власть держится на доверии тех, кто ее выбирает. Именно поэтому никто альтернативного гетмана тогда не выдвигал и страну не раскалывал.

Следующим булаву принял Юрий Хмельниченко. Этот, как и наш нынешний гарант, сразу побежал в другую сторону и заключил с Москвой Харьковское, то есть, простите, второе Переяславское соглашение. Казацкая старшина и тут выразила свой протест — потому что уже имела опыт братских объятий.

Однако в отличие от Выговского Юрась не был государственным деятелем. Именно поэтому он решил, что волей казаков можно пренебречь. Дальше вы знаете. Недовольные казаки избрали другого гетмана, и понеслось то, что позже назвали Руиной — многогетьманщина, гражданская война, Варшава поддерживает одних, Москва-других…
Внимательному наблюдателю история позволяет найти аналогии в настоящем времени и зачастую даже предсказать будущее. Давайте и мы с вами попробуем применить это ее волшебное свойство.

Современные обитатели украинских властных кабинетов на глазах теряют доверие — об этом ярко свидетельствуют социологические исследования. Ничего трагического в этом нет — выборы существуют именно для того, чтобы корректировать персональный состав чиновников. Правда при условии, что их результаты отражают реальные настроения населения.

Однако проблема в том, что доверие украинцев теряют не только обитатели кабинетов, но и сами кабинеты, то есть властные должности, а с ними и органы государственной власти.
Эй! Кто у нас еще верит в существование независимого суда? А кто надеется, что законодатели с чужими карточками в карманах способны принять нужные стране решения? Может, сохранились еще люди, которые считают, что на нашей территории действуют законы?

Большинство украинцев, к сожалению, не признают сегодня украинской власти — частично или полностью. Они еще повинуются ей по инерции, но инерция не бывает бесконечной.
Что будет дальше?
Анализируя опыт времен Руины предугадать не так сложно.

Во-первых, власть будет чувствовать все больше проблем с регионами. Сегодня мы уже имеем министра образования, который не может появиться в подчиненных ему вузах доброй трети страны. Есть также сопротивление назначенным из Киева главам областных администраций. И это только первые шаги.

Далее тенденция будет нарастать. Потеряв легитимность в части регионов, власть будет искать опоры в других. Окончательно оформятся области-союзники, а также те, в которые властям дорога заказана. Усиленное финансирование «своих» за счет «чужих» приведет к отказу регионов перечислять налоги в Киев. Развалится бюджет. Появятся альтернативные всеукраинские, а затем и чисто региональные гетманы. Зарубежные «друзья» будут поддерживать каждый своего…

Не будем углубляться дальше в это печальное предсказание. Кто желает — сам легко дорисует картину новой руины. Мы же с вами попробуем снова вернуться к истории, чтобы поискать там другой, более оптимистичный сценарий.
Заметим, между прочим, несмотря на свою дурную славу, Руина — то есть многогетьманщина с усобицами — длилась всего пять лет — до тех пор, пока между мелких политиков не предстал настоящий государственный деятель — Петр Дорошенко.

Масштаб личности этого гетмана определяется не только объединением под одной рукой обоих берегов Днепра. Самый большой свой подвиг он совершил тогда, когда его подчиненный — Иван Самойлович — поддался на обещания Москвы, объявил себя гетманом и начал новый раскол.

В то, что было дальше, поверить сложно, но это было — историки соврать не дадут. Чтобы не допустить усобиц и сохранить легитимность власти, Петр Дорошенко добровольно отдал булаву Самойловичу. Потому что в Украине должен быть только один гетман для всех земель.

Руина началась из-за того, что у руля страны оказались мелкие люди. А когда булаву получил настоящий государственный деятель, этот печальный период тут же закончился.
Дальнейшие события широко известны. Самойловича за верность Москва наградила ссылкой в ​​Сибирь, булаву получил Мазепа, ну и так далее. Исторический экскурс на этом можно было бы заканчивать, если бы не Филипп Орлик с его Конституцией.

Мудрым человеком был преемник Мазепы — зная, сколько бед принесла Руина, он решил, что неписанную до того времени традицию отношений Гетьмана и казачества надо закрепить на бумаге, чтобы никакой Юрась не мог делегитимровать власть, чтобы тот, кого выбрали, всегда понимал свою зависимость от тех, кто его избрал.

То, что из этой идеи получилось, называют теперь первой конституцией в Европе, и совсем не акцентируют внимание на том, что появилась она как попытка прививки от будущих руин.

Ну а теперь снова сделаем элегантный прыжок на три сотни лет и окончательно вернемся в Украину современную. В ситуации, когда власть полностью потеряла доверие народа. Когда она обанкротилась во внутренней политике, в международных отношениях, в экономике — словом, кругом и везде.

Что должна сделать государственная верхушка в таком случае, чтобы не наступила новая Руина?

Все верно, сложить булаву. И это касается не только Верховной Рады и президента.  Уйти в отставку должны Конституционный и Верховный суды, правительство в полном составе, главы администраций — все те, кто давно потерял легитимность и своей деятельностью только дискредитирует систему государственной власти.

Это в том случае, если среди них есть личности государственного масштаба.

Конечно, в Конституции этого не написано, но Выговский и Дорошенко тоже действовали не по писанному слову. Потому что имели государственное мышление.

Скажете, в наше время это невозможно?

Возможно.

Первый президент новой Украины Леонид Кравчук в подобной ситуации сложил булаву и пошел на досрочные выборы, хотя об этом не было написано ни в одном законе. И, как это ни странно звучит, поступил как государственный муж.

Можно по-разному относиться к Леониду Макаровичу, особенно учитывая его нынешние «танцы с волками». Кто-то говорит, что он отказался сдуру, потому что думал, что легко выборы выиграет. Но согласитесь — президент мог тогда просто послать всех подальше и досидеть свой последний год! А может, и не последний.

Мог, но не стал. Конечно, не все так просто и идеально, хотя у Выговского тоже хватало нюансов. Однако он остался в истории государственным мужем — в отличие от Хмельниченко.

Так же и Кравчук, если не скурвиться окончательно, может остаться в истории государственным мужем — кстати, единственным из всех четырех новых президентов. Ведь все они в конце (а иногда и в начале) потеряли поддержку избирателей  — однако продолжали держаться за булаву двумя руками, опуская авторитет власти как института все ниже и ниже.

Ну а по памяти потомков — попробуйте проверить себя и вспомнить гетманов времен Руины. Вспомнили? Итак. Лилась кровь, разрушалось государство, но люди, которые это делали, были настолько мелкими, что с настоящего времени их просто не видно.

Поэтому если у политической верхушки Украины каким-то чудом не проснется государственное мышление, наши правнуки напишут в своих Википедиях: «Виктор Янукович — мелкий политический деятель эпохи Олега Скрипки».

И будут правы. Потому потомки всегда правы. 

Источник:
Тэги: Украина, Политика, Янукович, история

Новости по теме

Острая антикоррупционня необходимость: люстрировать Холоднюка – спасти бюджетные средства и правосудие

Знаете, кто обеспечивает деятельность абсолютно всех судов Украины и назначает двух членов Высшей квалификационной комиссии судей? Так называемый “завхоз Януковича” Зеновий Холоднюк – глава Государственной судебной администрации (ГСА).

Чи пролізе до партії Зеленського «Слуга народу» дерибанщик Лісової Бучі?

За всю історію міста Буча було два найбільш скандальних персонажі, які заплямували себе жагою швидкої наживи за рахунок земель громади

Украина между «там» и «здесь»: уникальность постколониальности

Украина таки не Африка. Сравнивать различия между украинскими регионами с различиями между африканскими племенами можно, найдя при этом немного общего.

blog comments powered by Disqus
Новости
Новости