Об инструментах давления судебной реформы

Судебная реформа заканчивает свой основной этап – назначение судей в кассационные суды Верховного суда.

В процессе работы по отбору кандидатов члены Общественного совета добропорядочности преподносили украинцам и Высшей квалификационной комиссии судей компрометирующие сведения о соискателях.

Очень быстро рекомендательный характер выводов ОСД трансформировался в ультимативный: «Или так, как говорим мы, или никак». В случае несогласия членов комиссии с выводами – общественники прибегают к жесткой критике, обвинениям в коррупции и акциям протеста, порой очень жестких, с угрозами в адрес судей. Хотя, согласно ст.2 Регламента организации, совет «содействует ВККС Украины в установлении соответствия судьи критериям профессиональной этики и добропорядочности для целей квалификационного оценивания путем предоставления информации о них или выводов о несоответствии судьи».  А в принципах деятельности ОСД четко прописано: 1. члены Совета разделяют такие ценности как достоинство, справедливость, права человека, добропорядочность, уважение к независимости судей и руководствуются ими в своей деятельности. 2. Совет и его члены осуществляют свою деятельность на принципах добросовестности, беспристрастности, прозрачности, равноправия членов, политической нейтральности. Но по факту и задание, и принципы остались только задекларированными на бумаге.

Специалисты из Совета Европы уже заявили о давлении на судей и ВККСУ со стороны «осдшников» и отсутствии четких критериев при определении достойности-недостойности кандидатов. Эксперт Совета Европы Диана Ковачева   указала, что ОСД создано для помощи и содействия Высшей квалификационной комиссии судей Украины и, что ссылки на недоказанные факты, как на «общеизвестные» при определении репутации судьи недопустимы. Особенно, когда это касается публикаций непроверенной информации на собственных страницах в социальных сетях. Самое основное в докладе Ковачевой было указание на участие ОСД в судебной реформе в качестве предоставляющей информацию о кандидатах организации, а не единолично принимающей решения.

Критика европейцев была полностью проигнорирована членами Совета. С фразой «проделки судей, а мы идем в правильном направлении», они продолжили свои выборочное выводы, часть из которых прямо противоречат друг другу. Согласно некоторым из них, один судья, поехав проведать родственников на два дня, недостоин занимать должность, а другой, проведший несколько месяцев в ОРДЛО без видимых причин, вполне достойная кандидатура.

В тоже время излюбленным приемом для заключения «недостоин вершить правосудие» для членов ОСД является состояние судей. При этом абсолютно не важны доходы членов семьи кандидата, объемы уплаченных ими в бюджет налогов. Раз богат – значит коррупционер. Как говорится, был бы человек, а статья всегда найдется. Таких примеров множество. Одной из судей инкриминировали незаконное обогащение с учетом того, что ее мать несколько десятков лет работала предпринимателем. При этом документы с калькуляцией уплаченных налогов и полученной прибыли действия никакого не возымели. В ОСД остались при убеждении – средства добыты незаконным путем.

В своем неистребимом желании оказывать прямое и единоличное влияние на прохождение судьями конкурса, члены ОСД уже дошли до анализа судебных решений. Причем незаконными и коррупционными они стали называть даже неоспоренные решения.

В попытках найти хоть какой-то компромат на судей, члены ОСД совсем забыли о собственных червоточинах. Идеальные общественники далеко не такие уж и ангелы и большинство из них имеет ряд скелетов в шкафу.

Согласно декларациям о доходах одной из главных персон Совета Виталия Титыча с 2010 по 2016 гг. он заработал 97 000 долларов. При этом за указанный период общественник приобрел джип Lexus RX350 за 60 тысяч долл., купил дом в элитном коттеджном городке и потратил на выезды за рубеж более 50 000 долларов. Т.е. траты добропорядочного «адвоката Майдана»  как минимум в полтора раза выше, чем декларируемый заработок.

Коллега Титыча Владимир Козленко подозревается в уклонении от налогов и фиктивном банкротстве. Его ООО «Стратегический партнер», как установлено судом, способствовало в уклонении юридического лица от уплаты налогов в размере более 1 млн. грн. Координатор совета Галина Чижик вообще не указала никаких родственников в декларации. В том числе забыла об отце-прокуроре, которого назначили еще при Викторе Януковиче. Кстати, о связях Чижик с беглой властью говорит и тесная дружба с юристом беглого младоолигарха Сергея Курченко Дениса Бугая. Можно долго продолжать список. Фактически на каждого «добропорядочного» есть приличный «довесок» компромата от уголовных дел до жизни не по средствам.

В воздухе зависает вопрос: могут ли оценивать судей люди, которые сами имеют связи с властью Януковича, открытые уголовные производства и не могут объяснить происхождение своих доходов? Оказывается, могут. И у них на это есть несколько причин:

  • Деньги и большие деньги. Только за прошлый год структуры-сателлиты ОСД – Центр демократии и верховенства права, Реанимационный пакет реформ, Центр UA – получили более полутора миллиона долларов финансирования от донорских организаций. Кроме этого, «осдшики» не стесняются получать мзду за положительные выводы по кандидатам. Услуга оценена от 50 000 до 150 000 долларов.
  • Сильные покровители со ставкой на два фронта. Ранее на должности в судах устраивали людей Андрея Портнова, Виктора Медведчука, Сергея Кивалова. Сейчас в процесс активно включились практически все олигархи, которые решили разбавить судейский корпус своими кандидатурами. И продвижение креатур своих покровителей является одной из приоритетных задач отъедающих жирок осдшников. Остальных дискредитировать, а не получиться – максимально надавить, чтобы «чужие» судьи либо сами снялись, либо ВККСУ их побоялась назначить. А если продавить нужные кандидатуры не получиться – кричать о коррупции и взятках на каждом шагу и угрожать судьям.

Отсутствие четких критериев анализа кандидатур, критика Совета Европы, цепочка компроматов на самих членов Совета стали в один ряд с объективностью проведения реформы судебной системы. Кто-то здесь определенно лишний. И дальнейшее пребывание этих «кто-то» ставит под угрозу проведение судебной реформы вцелом. Ведь практически все кандидаты,  которые не преодолели отрицательные заключения ОСД,  с таким набором компромата на общественников-цензоров успешно оспорят результаты конкурса в Верховный Суд в Европейском суде по правам человека. А это затягивание судебной реформы на долгие годы.

Итак, общественниками уже слишком много сделано по дискредитации судебной власти как таковой. Кому-то в ОСД подумалось, что нужно перед постройкой нового полностью развалить старое. Акциями «повесим нечестного судью», манипуляциями непроверенными данными о судьях, пустыми обвинениями их в коррупции в щепки разнесли репутацию профессии. В глазах общественности человек в мантии теперь на подсознательном уровне коррупционер и кровопийца. В действительности таких среди судей единицы. А вот обобщения и прямые обвинения ко всему судейскому корпусу чревато снижениеи доверия к судебной власти и в самой системе правосудия. Что, в свою очередь, лишает украинцев ощущения защищенности. Очевидно, что решать задачу по защите граждан должны правоохранительные органы и судебная система. Полицию уже максимально дискредитировали, доведя уровень доверия населения к людям в форме до критических 4%. Дальнейшее снижение же доверия к судам толкнет законопослушных граждан к  противоправным методам решения своих проблем, так как они будут видеть это единственным выходом из сложившейся ситуации и считать нарушения закона вполне естественным шагом. А это только увеличит недовольство населения действующей властью со всеми вытекающими. Возникает вопрос: чего добиваются своими действиями члены ОСД? По факту получается унижение судьи как профессии, накаливание большего напряжения в обществе. И весьма ошибочным является заключение некоторых адвокатов из ОСД, что их будут боятся все судьи без исключения, и «правильно» выносить решения по делам, где участвуют юристы ОСД. «Добропорядочникам» в этом случае стоит ожидать только эффекта бабочки.

С уверенностью можно сказать одно, вне зависимости от результатов проведения первого витка реформы  – формирование палат Верховного суда – необходимо пересмотреть условия набора «общественников» в Совет добропорядочности и в его устав добавить пункт с формулировкой: «Кто занимал должность члена ОСД во время первой каденции не имеет права занимать повторно эту должность в течении пяти лет». Судебной системе нужна реальная, а не виртуальная реформа с объективной критикой и без латентных коррупционеров.

Евгений ПУСТОВОЙТ

Источник:
Тэги: суд, судебная реформа

Новости по теме

Петр Порошенко отказался разогнать судей и набрать новых

Вариант «разогнать всех судей и набрать новых» Президенту не подходит. Петр Порошенко дал понять, что не будет менять подготовленную Конституционной комиссией судебную реформу ради учета предложений Кабмина.

Порошенко дал старт глобальной судебной реформе в Украине

Президент Украины Петр Порошенко подписал Закон Украины «Об обеспечении права на справедливый суд», который закладывает правовые основы для проведения судебной реформы.

Судебная революция: регионалы готовы менять Конституцию, Тимошенко против

В Партии регионов говорят, что судебная «революция» одобрена и западными и отечественными экспертами, а депутаты готовы проголосовать за ее осуществление. В оппозиции же выступают против судебной реформы из-за отсутствия обязательной ротации председателей суд

blog comments powered by Disqus
Новости
Новости