Главная » Украина » Общество
Просмотров 212   КомментариевКомментарии

Дореформировались. Общественный совет добропорядочности: цена просчетов и ошибок

Судебная реформа медленными темпами идет к завершению очередного этапа – назначению судей кассационных судов в составе Верховного Суда. И вскоре он должен полностью обновиться.

Вместе с тем, главный цензор судей – Общественный совет добропорядочности – выступил с очередной инициативой, которая может значительно затормозить реновацию судебной ветви власти.

С началом рассмотрения в Высшем совете правосудия кандидатур в кассационные суды в составе Верховного суда Украины, критика членов ОСД перешла из кричащего и бьющего в барабаны режима в формат написания писем. Во время заседания Совета добропорядочности 11 сентября 2017 года было принято решение о делегировании своих представителей в Совет правосудия, для повторного предоставления выводов по всем кандидатам судей ВС.

О БЛАГЕ ОСД

Декларируемая для СМИ и общественности цель присутствия членов ОСД на заседаниях ВСП – недопущение попадания в Верховный Суд кандидатур, якобы не прошедших проверку на добропорядочность. При этом в Совете добропорядочности полностью игнорируют тот факт, что для преодоления их негативных выводов в ВККСУ должны были отдать голоса минимум 11 членов, и что Высшей квалификационной комиссией была полностью соблюдена процедура отбора кандидатов.

За ширмой остались реальные причины такого маневра руководства ОСД. Во-первых, перестать заявлять о нарушениях в ВККСУ – это прямо признать свой поверхностный подход к работе. Высшая квалифкомиссия судей смогла преодолеть 30 негативных выводов Совета добропорядочности.

Из низких показателей работы следует «во-вторых»: ОСД, как орган,перестает «наводить ужас» на судей своей деятельностью. В большинстве своём Совет добропорядочности состоит из юристов и адвокатов. Репутация «железных Феликсов» в кругах судей им только на руку. Это дает дополнительные баллы для получения решения в свою пользу в ходе судебных заседаний и обеспечивает приток клиентов. Кроме этого, подобный имидж может являться намеком, что судьям для получения положительного вывода нужно идти «договариваться» именно с ОСД.

В-третьих, все члены Совета добропорядочности выходцы из общественных организаций, которые живут за счет донорских объединений. И не в полной мере отработанные гранты существенно снизят финансирование в дальнейшем. Только за два последних года структуры, которые делегировали своих членов в ОСД (Реанимационный пакет реформ, «Центр демократии и верховенства права», ВО «Автомайдан», Центр UA и т.п.), получили на проекты более 4 000 000 долларов.

В-четвертых, некоторые из членов Совета добропорядочности, например Роман Маселко и Михаил Жернаков, на базе проекта ОСД явно строят свою политическую карьеру. И даже считают себя «брендами» этой организации. Для достижения цели они иногда пользуются не очень чистыми методами, правда, не хотелось бы называть это ходьбой по головам… Но, как говорится – ложечки нашлись, а осадок то остался…

И, конечно же, стоит учитывать основной алгоритм их жизни, как и всех других популистов: громче крик – выше рейтинг. К нему в обязательном порядке прислушиваются все члены ОСД и разными способами стараются не допустить снижения своего рейтинга как рьяных борцов за чистоту рядов судебного корпуса. Ведь все ее члены только начали свой путь публичных людей. Поэтому им нужно дальше «кричать» по поводу и без.

Популярность, власть и популизм являются основными движущими силами для многих членов ОСД и его «материнских» общественных организаций – Реанимационный пакет реформ, ВО «Автомайдан», «Центр демократии и верховенства права» и пр. Погоня сразу за всеми тремя желанными благами и может оставить их у разбитого корыта. В процессе реализации судебной реформы члены Совета добропорядочности совершили вдоволь ошибок, которые они пытались скрыть акциями протеста с громкими заявлениями. Некоторые просчеты оставят каскад грязных пятен на парадных камзолах членов ОСД.

Эксперимент по участию общественников в судебной реформе с самого начала пошел в неправильном направлении. Во время внесения изменений в Закон Украины «О судоустройстве и статусе судей» многие варианты не были предусмотрены силами, которые лоббировали участие общественников в судебной реформе. В частности,члены ОСД не единожды требовали от ВККСУ открытого голосования, которое не предусмотрено законом. Никто не мешал во время внесения правок в законодательные акты добавить предписания, обязывавшие Высшую квалифкомиссию проводить совещания, голосования и другие действия только в режиме онлайн. Раз не вписали, и закон не предписывает – то и требования такие голословны и незаконны. Возможно, для внесений изменений не хватило политической воли, или среди общественников наблюдается недостаток дальновидности, или специально оставили, чтобы не терять возможность для обвинений в дальнейшем.

ВЗВЕШЕН, ИЗМЕРЕН И ПРИЗНАН НЕГОДНЫМ

В начале своей работы ОСД стала выдавать информацию о несметных богатствах судей, ряде нарушений в принятии решений, сотрудничестве с политиками, вмешательстве в автоматическую систему распределения дел и многое другое. Создавалось впечатление, что все судьи – это коррумпированная каста людей, которые Именем Украины сколотили себе баснословное состояние и положение. Но на поверку оказалось, что члены ОСД при сборе компромата на кандидатов зачастую пользовались непроверенной информацией; делали неправильные обобщающие выводы; использовали споры, в которых они выступали адвокатами и проигрывали, в качестве примеров необъективного правосудия; апеллировали к вымышленным фактам и многое другое.

При этом большинство кандидатов на должности в кассационные суды не имели возможности даже что-то сказать в свое оправдание или защиту перед вынесением вердикта «не соответствует критериям добропорядочности». Под слабыми предлогами – нехватка времени, плохо работает почта, письменные объяснения не доходят – многих даже не выслушали. Есть информация, что в Совете добропорядочности некоторая корреспонденция по неизвестным причинам не забиралась из абонентского ящика ОСД, в котором, наверняка, терялись и многие пояснения кандидатов.

Кроме этого, бессистемный подход и отсутствие критериев оценивания «добропорядочности» судей, вызвал шквал критики у юристов. Многие выводы при одинаковых вводных имели противоположные результаты. В ОСД этот феномен не могли никак объяснить. Объективные анализы неодинакового подхода к оцениванию начали порождать слухи в юрсреде о коррупции в Совете добропорядочности.

Вместо объяснений своей методики оценивания кандидатов в судьи в ОСД пошли дальше. Они начали пытаться анализировать законность неоспоренных судебных решений и вменять их судьям как фактор недобропорядочности. Это был уже явный перебор и наступление на горло независимости судов.

Европейское сообщество практически мгновенно отреагировало на действия ОСД. Экс-министр юстиции, член ордена Британской империи за вклад в борьбу с коррупцией, доктор права Диана Ковачева сразу же обвинила членов Совета добропорядочности во вмешательстве в независимость судей и давлении на них. Она отметила, что судьи несут ответственность в рамках процесса индивидуального оценивания и не следует злоупотреблять этим, совершая политическое давление или подвергая сомнению определенные судебные решения (§30 Заключения Консультативного совета европейских судей (КСЕС) №18). Диана Ковачева также определила приоритет, который должны ставить перед собой члены Совета добропорядочности: если выбор стоит между независимостью судьи и оценкой его деятельности, то главной ценностью остается судейская независимость.О чем направила соответствующий вывод украинским властям.

Член ОСД Роман Куйбида, сразу подхватил критику и, перекрутив факты, назвал вывод Ковачевой не осуждением действий своей организации, а «предложениями, которые направлены на углубление соответствия регламента Совета добропорядочности этим стандартам». Примечательно, что Куйбида ссылается на регламент ОСД, который не содержит никаких стандартов и критериев оценки судей. В принципе таков метод их работы – трактовка информации в свою пользу. А если факт не вписывается в теорию, то, как говорится – хуже для факта!

Манипуляции с данными не помогли достичь нужного результата в Высшей квалифкомиссии. Как уже указывалось выше – более 20% негативных выводов ВККСУ смогла преодолеть, так как они не соответствовали реалиям. К примеру, вмешательство в автоматическую систему документооборота суда инкриминировали практически всем судьям Высшего хозяйственного суда Украины только на основании справки Генеральной прокуратуры о случаях нарушений работы программы. Такое впечатление, что для предоставления негативного заключения по судье достаточно работать в этом суде. Примечательно, что ГПУ до сих пор никому не вручила подозрение за вмешательство в АСДОС.

Многим вменяли пересечение границы в РФ после 2014-го года, в том числе и поездки к престарелым родителям. Абсолютно игнорировались причины таких визитов. Судьям постарше инкриминировали членство в Коммунистической партии СССР. Хотя существует ряд определений Европейского суда по правам человека, которые гласят, что членство в КПСС до 1991-го года не может являться причиной для политического преследования. Часто для вынесения отрицательных выводов использовалась негативная информация о кандидатах из социальных сетей, преподносимая как самая аутентичная. При этом не единожды первоисточниками «компроматов» выступали профили самих членов ОСД. Эти сведения принимались за чистую монету, хотя на самом деле они часто не соответствовали реалиям.

Некоторые выводы ОСД в ходе отбора менялись из негативных на позитивные. Весьма хороший и прозрачный намек: «мы всегда можем сменить гнев на милость, проходите – договаривайтесь». На фоне смены выводов без объяснения причин проведение членами Совета добропорядочности части заседаний в закрытом режиме без присутствия прессы и ведения стенограммы выглядит как дополнение к чему-то незаконному или гешефтному. Это опять же наводит на мысли о непрозрачности отбора и об отсутствии единогласия в рядах ОСД, и, не исключено, говорит о разрешении «кулуарных» вопросов. Такая политика не мешала членам Совета добропорядочности вменять закрытость голосований Высшей квалификационной комиссии (хотя только такая их форма предусмотрена законом – прим. авт.) как фактор злоупотреблений. Получается если у одних они закрытые все по закону, и они подкупны и продажны, а другие их периодически самовольно делают такими, и они чисты перед законом?! Воистину – в чужом глазу соринку видим, а в своем – и бревна не видать!

Необъективность, манипуляции данными, противоречивость выводов, их замена на позитивные, заседания без присутствия прессы – характерные черты деятельности ОСД. В Совете добропорядочности поговаривают, что такая бессистемность в заключениях ОСД связана отдаленностью от руководства и сговорчивостью судей. Кто ближе через кумовей, сватов, друзей или податливый – тот и с положительным выводом. Только слепой не увидит в этом коррупционную составляющую.

ДО…GOV…OРИЛИСЬ

После проведения конкурса ОСД решил снять с себя всю ответственность за свои действия. Члены Совета добропорядочности заявили, что они являются вспомогательным и консультативным органом, и не могут быть стороной административного процесса. Почему-то они убеждены, что их решения не имеют окончательный характер и не порождают негативных юридических последствий для кандидатов. При этом продолжают настаивать на отстранении судей от конкурса. Преодоление выводов ОСД квалифкомиссией автоматически относит их в разряд никчемных. В таком случае, при дальнейшем настаивании на своих заключениях (даже если взять во внимание заявление ОСД об отсутствии ответственности за свои действия – прим.Авт.) члены Совета добропорядочности вполне попадают под квалификацию «унижение чести, достоинства и деловой репутации», что влечет за собой гражданскую ответственность. При дальнейшем распространении недостоверной информации многие судьи не преминут воспользоваться ст.297 Гражданского кодекса («Право на уважение к достоинству и чести») для защиты своих прав. Причем может быть ответственность коллективная – ОСД как органа, а может наступить и индивидуальная, если персонально отдельные члены будут настаивать на уже преодоленном выводе…

Парадоксально, но официальный сайт Совета добропорядочности имеет доменную приставку gov.ua (домены государственных учреждений, от government (англ.) – правительство – прим.Ред.) То есть, исходя из логики: либо ОСД отвечает перед законом как все правительственные структуры, либо приставка gov говорит о полной безответственности их носителей и обыкновенном «выпендреже»…

Позицию Совета добропорядочности относительно его безответственности полностью опроверг в своем заключении директор Центра восточноевропейского права Института законодательства Верховной Рады Украины, профессор Антон Монаенко, который указал, что негативное решение ОСД по кандидату есть основанием для прекращения участия в конкурсе. И, в порядке исключения, кандидат может быть допущен к дальнейшему оцениванию, только по решению ВККСУ, принятым не менее чем 11 членами. Таким образом, выводы ОСД порождают для кандидата юридические последствия в виде прав, обязанностей, их изменения или прекращения. Поэтому такие выводы соответствуют критериям, которые позволяют отнести их к решениям субъектов властных полномочий, а также подпадают под юрисдикцию административных судов в понимании п. 1 ч.2 ст. 17 КАСУ.

В разъяснениях Антона Монаенко также указано, что ОСД является надлежащим ответчиком в суде в соответствии с Кодексом административного судопроизводства и его действия могут быть обжалованы в судебном порядке в соответствии с ч. 2 ст. 2 КАС Украины (В админсудах могут быть обжалованы любые решения, действия или бездеятельность субъектов властных полномочий… – прим. Авт.).Другими словами, нельзя стрелять из боевого оружия, пытаясь сразить наповал, а в случае промаха или осечки – ждать ответственности как за стрельбу водяным пистолетиком.

Возможно,понимание юридической позиции Монаенко и послужило фактором перехода к менее активным и более продуманным действиям. Согласно ст. 87 Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей», ОСД создается для содействия работе ВККСУ и на этом роль совета заканчивается. Границы участия в отборе кандидатов на должность судей законодательно четко определены. Но, естественно, такое положение вещей не устраивает членов ОСД, так как ограничивает сферу влияния и подрывает желаемую «исключительность» в принятии решения о добропорядочности кандидатов. Поэтому, чтобы доказать свою влиятельность, в ОСД решили расширить свои полномочия.Ссылаясь на ст. 3 Закона Украины «О высшем совете правосудия», в ОСД заявили о необходимости участия ее членов в заседаниях ВСП при рассмотрении рекомендаций ВККСУ. Так как участие представителей совета в заседаниях ВСП не предусмотрено, а в ст. 3 указано, что ВСП может, а не обязан, привлекать ОСД для выполнения вспомогательных функций.

Видимо именно после заявления Монаенко члены ОСД пригласили для консультаций хорошего юридического советника, который им вразумительно дал разъяснения об ответственности, последствиях за действия и прочих юридических «мелочах». Уж слишком радикально они изменили свою политику в отношении ВСП, где их не видно и не слышно. И под стенами ВСП уже никто не проводит ритуалы символического повешения «чучел коррумпированных судей в мантиях»…

КОНЕЦ ВЛАСТИ

По проверенной информации перед началом заседаний в ВСП члены Совета добропорядочности обрались практически во все посольства иностранных государств, чтобы они повлияли на Высший совет правосудия и настояли на участии общественников в рассмотрении кандидатур судей. В посольства США и Канады нанесли даже личный визит. Именно эти два дипломатических ведомства и отреагировали. Правда, далеко в той форме, которую ожидали в ОСД. Представители иностранных государств обратились в Высший совет правосудия со стандартным текстом, дипломатично намекнув о важности проведения судебной реформы, без упоминания об участии общественных организаций в заседаниях.

Тем не менее, ВСП для обеспечения большей прозрачности процесса все же пригласили членов ОСД. Последний делегировал полномочия «по налаживанию коммуникаций с Высшим советом правосудия» своим координаторам Виталию Титычу и Галине Чижик. Именно они должны будут доносить членам Совета правосудия позицию ОСД, и определять формат участия членов Совета добропорядочности в заседаниях ВСП во время рассмотрения рекомендаций ВККС.

Но даже это не помогло сохранить членам ОСД хорошую мину при плохой игре. Ровно, как и письма общественных организаций о несоответствии кандидатов критериям добропорядочности. Высший совет правосудия следовал исключительно букве и духу закона: нет новых компрометирующих сведений – не принимается во внимание.Ярким примером может служить кандидатура Михаила Грицива ( на видео с 2:53:40),, который в рейтинге кандидатов в Кассационный административный суд в составе ВСУ занимает 28-е место.

По мнению ОСД он неправдиво задекларировал имущество свое и членов семьи, незаконно осудил на пожизненное заключение человека. Грицив преодолел вето – в ВККСУ за него проголосовали 13 из 14 членов. Поэтому в ВСП пришли обращения от ВО «Автомайдан», ВО «Блокпост»,фундации Dejure и ОСД, в которых авторы требуют учесть вывод Совета добропорядочности.

В Высшем совете правосудия заявили, что указанная информация уже была предметом рассмотрения ВККСУ. «В установленном законом порядке в соответствии с требованиями ч.1 ст. 88 ЗУ «О судоустройстве и статусе судей» ВККСУ приняла решение, в котором признала Михаила Грицива соответствующим критериям профессиональной этики и добропорядочности, и подтвердившим возможность осуществлять правосудие в Кассационном административном суде в составе Верховного Суда», – отметили в Высшем совете правосудия.Кроме этого, по мнению членов ВСП большинство данных, которые предоставил ОСД, не соответствуют действительности или были уже исследованы. А, посему, повторному исследованию или ревизии не подлежат.

«Во время предварительного рассмотрения рекомендаций ВККСУ не найдены данные, которые не были предметом рассмотрения ВККСУ или которым ВККСУ не дала надлежащей оценки в рамках процедуры квалификационного оценивания кандидата, свидетельствовавших о несоответствии кандидата критериям добропорядочности и профессиональной этики. Не установлены также обстоятельства, которые могут негативно повлиять на общество в плане доверия к судебной власти, в связи с назначением Грицива на должность судьи», – резюмировали в ВСП.

Другими словами, если ОСД или другие общественные организации не могут предоставить новых сведений о кандидатах – Совет правосудия пересматривать решения ВККСУ не будет. Да и зачем терять время на уже проанализированные выводы? Зачем затягивать конкурс? Похоже, что именно последнего и добиваются ОСД: максимально замедлить проведение судебной реформы или, в крайнем случае, ее полностью сорвать. А это сыграет только на руку противникам изменений в Украине, в том числе и «путинским» последователям.

Анализ методов работы ОСД приводит к неутешительным выводам. Группа представителей общественных организаций, с сомнительной репутацией, действуя от имени общественности, и самовольно присвоив себе полномочия гласа народа, формально пытается избавить судебную систему от политической зависимости. Но на самом деле, использует максимум возможностей для наибольшего влияния на процесс назначения судей.

На практике можно увидеть, как на смену одной кабале – зависимости судей от политиков и власти – ОСД ненавязчиво предлагает другую – зависимость от отдельных представителей общественности. Налицо факт, что в Совете добропорядочности подумывают о формировании предельно управляемого суда из запуганных и зависимых от узкого круга общественников судей, которых в любой момент легко можно будет поставить на колени.

Адвокат Татьяна Ющенко в своем блоге процитировала книгу американца Майзе Наима «Конец власти»: «В мире, где игроки имеют достаточную власть, чтобы блокировать начинания других, и при этом ни у кого нет возможности осуществить собственный план действий, решение или не принимаются вовсе, либо принимаются слишком поздно или в таком ограниченном виде, что оказываются неэффективными». Репутация членов ОСД как независимой и не предвзятой организации постепенно становится мифом, а авторитетность их выводов– «заячьим салом», которое мере приближения «мостику для лжецов» тает на глазах и скоро совсем исчезнет.

Совет добропорядочности в глазах общественности трансформировался с лакмуса открытости и прозрачности конкурса в якорь судебной реформы. ОСД необходимо срочно исправлять ошибки от смены механизма работы до ротации ее членов. Только в таком случае можно в должной мере реализовать одну из важнейших реформ страны.Иными словами, как говорили в старом добром фильме – «пора что-то в консерватории менять»…

P.S. Исковые заявления срезанных по надуманным предлогам кандидатов в судьи ВС к Совету добропорядочности – весьма ожидаемое явление.Что ж в ближайшее время членам ОСД придется попрактиковаться в качестве ответчиков в делах по унижению чести, достоинства и деловой репутации. Заодно суды исследуют доказательную базу общественников, и определят объективность доводов и правомочность фактов, которые инкриминировались многим конкурсантам. Comingsoon…

Алексей Вербовский, адвокат

Источник:
Тэги: суд, судебная реформа

Новости по теме

Об инструментах давления судебной реформы

Судебная реформа заканчивает свой основной этап – назначение судей в кассационные суды Верховного суда.

Петр Порошенко отказался разогнать судей и набрать новых

Вариант «разогнать всех судей и набрать новых» Президенту не подходит. Петр Порошенко дал понять, что не будет менять подготовленную Конституционной комиссией судебную реформу ради учета предложений Кабмина.

Порошенко дал старт глобальной судебной реформе в Украине

Президент Украины Петр Порошенко подписал Закон Украины «Об обеспечении права на справедливый суд», который закладывает правовые основы для проведения судебной реформы.

blog comments powered by Disqus
Новости
Новости