Загрузка...

Главная » Украина » Экономика
Просмотров 2268   КомментариевКомментарии

Как Украине выпутаться из паутины МВФ

Для начала Украине нужно … дать денег МВФ.

Взаимоотношения между международными финансовыми организациями и Украиной все больше напоминают известную драму «Бесприданница», в которой наша власть играет роль «девушки Ларисы», а такие кредиторы, как МВФ или Мировой банк – соответственно Кнурова и Вожеватова.

Правда, периодически в стране доносятся слабые голоса о том, что мы уже давно стали в руках внешних кредиторов обычной «вещью», но вместо того, чтобы завернуть всех проворовавшихся чиновников в одно большое клетчатое одеяло, украинцы продолжают выборы без выбора, бессмысленные и беспощадные, как русский бунт.

Превращаясь таким образом в коллективно-собирательного Карандышева с его знаменитым: «Так не доставайся же никому!».

В начале апреля Мировой банк, он же Вожеватов нашей истории, в своем экономическом обзоре региона Европы и Центральной Азии отметил, что и после завершения нынешней кредитной программы stand-by (SBA) с МВФ (он же Кнуров) Украина и дальше будет нуждаться в продолжении сотрудничества с Международным валютным фондом.

Цитата: «Украина и в дальнейшем будет нуждаться в программе МВФ после окончания срока действия SBA в марте 2020-го года».

Объясняется это достаточно просто: в течение ближайших трех лет наша страна столкнется с необходимостью выплаты значительных сумм по внешним долгам, которые продолжат «браться» нынешней властью под рекордные проценты.

Достаточно сказать, что последние заимствования Минфина на внешних рынках в валюте осуществлялись под ставку почти 10%, что означает одну весьма простую истину: за десять лет такие долги удваиваются. Но это в валюте.

На внутреннем рынке капитала долговые обязательства в гривне размещаются вообще под «космос» в виде 20% годовых.

И эти долги нужно отдавать через 3-6 месяцев, что и сподвигло Минфин внезапно пересчитать плановую сумму, необходимую для выплаты внешних и внутренних государственных долгов в 2019-м году: она была увеличена до 461 млрд гривен, с прибавкой более 15 миллиардов. Кому пойдет дополнительный эквивалент 500 млн евро?

Как раз на погашение упомянутых выше сверхкоротких ОВГЗ, выпущенных с начала года на 3-6 месяцев под 20% годовых. Не трудно отследить и «карман» этого «кэша». Вот такая «последняя гастроль» накануне выборов…

Естественно, для обеспечения кредиторам постоянных «именин сердца» нужно перезанимать, чтобы затем снова отдавать.

По данным Мирового банка, нашей стране ежегодно необходимо примерно 11 млрд долларов (около 8% ВВП) для выплаты суверенных долгов и финансирования дефицита государственного бюджета.

Цифра достаточная для того, чтобы травмировать хрупкое сознание и в более стабильные времена. А нынче и подавно.

Рост внешнего долга любой страны происходит в результате превышения внутренних расходов над доходами – как следствие, такая страна больше покупает импортных товаров, чем экспортирует своих, увеличивая отрицательное сальдо счета текущих операций.

Дефицит торгового баланса компенсируется положительным сальдо по финансовому счету, который формируется за счет привлечения кредитов и продажи национальных активов нерезидентам.

В результате функционирования подобной модели такая страна и становится нетто-заемщиком.

Модель формирования нетто-долга может иметь продуктивную и непродуктивную форму. В первом случае расходы превышают доходы по причине инвестиционного бума, во втором – в результате банального проедания.

В Украине как раз наблюдается второй вариант. В этих условиях дефицитный торговый баланс запрограммирован, а его компенсация осуществляется за счет трудовых переводов из-за рубежа и внешних кредитов.

Нашу ситуацию поможет описать двухпериодная модель межвременного ограничения внешнего долга, разработанная в соответствии с теорией эквивалентности Рикардо. Итак, размер внешнего долга определяется межвременными ограничениями.

Если страна отдает приоритет текущему потреблению, а не будущему – она влазит в долги (первый период), формируя отрицательное сальдо счета текущих операций.

Во время второго периода происходит резкое сокращение внутреннего потребления на фоне увеличения экспорта и погашения внешних долгов. Простыми словами: первый период – время разбрасывать камни, а второй – собирать.

Формирование двух указанных выше периодов каждая страна использует по-своему. В идеале – во время первого создаются экспортоориентированные отрасли, которые во время второго помогают стране выплатить внешние долги.

Принцип достаточно прост: за счет заимствований провести структурную перестройку экономики и повысить уровень экспортируемой добавочной стоимости. Так поступал Китай и другие успешные развивающиеся страны.

Украина же использовала первый период для обычного проедания своего будущего и теперь переходит ко второму этапу со значительно ослабевшим экспортным потенциалом.

Рецепт решения данной проблемы от Мирового банка прост как «лом пожарный универсальный»: для развития резистентности к внешним сырьевым и финансовым шокам Украине необходимо провести структурную трансформацию экономики и «вмонтироваться» в мировые цепочки добавочной стоимости, причем как можно выше по уровню ценовой аккумуляции.

Для этого счастья нужно всего ничего: быстрый экономический рост и капитальные инвестиции в сектора экономики, еще способные выпускать товары с высоким уровнем добавочной стоимости.

То есть нужны деньги, много денег, и быстрый экономически рост. Но вот как это сделать Украине в нынешней долговой парадигме, Мировой банк не уточнил.

Дело в том, что до трети бюджетных ресурсов мы вынуждены направлять на выплаты внешних долгов, попутно «стерилизуя» весь внутренний рынок капитала, на котором Минфин превратился в один большой «баблосос». То есть денег на развитие экономики не будет.

Банки и финансовые компании и дальше будут покупать ОВГЗ под 20% годовых вместо того, чтобы рисковать в реальном секторе.

Кроме того, по условиям реструктуризации внешних долгов «имени Яресько», Украина должна с 2020-го по 2040-й годы выплачивать внешним кредиторам так называемые бонусы за свой экономический рост: 40% прироста ВВП в случае, если его динамика составит 4%+.

Быстро расти, чтобы почти половину увеличения валового продукта отдавать внешним кредиторам… Заманчивое предложение…

Единственно правильный вариант для Украины – это исландский сценарий по решению долговой проблемы, модифицированный под наши реалии.

То есть проведение всенародного референдума о моратории на выплату внешних долгов и проведение на его базе новых переговоров с внешними кредиторами: реструктуризация суммы задолженности на 50 лет и снижение процентной ставки до 5% годовых с правом пересмотра в случае, если наши суверенные обязательства будут продаваться в будущем по более низкой ставке доходности.

Для этого варианта нужен министр финансов, который, условно говоря, не будет метать черную икру прямо на бутерброд финансовым спекулянтам и который поставит интересы своей страны выше благополучия небольшой закрытой касты инвестиционных банкиров, которые активно «топят» против такого сценария, пугая ужасами дефолта и курсом гривны «100″.

В то же время вариант Исландии, которая не захотела стать «атлантическим Сомали», не является для нас единственно возможным. Даже в формате сотрудничества с внешними кредиторами можно не стать «восточноевропейским Сомали».

Просто нужно согласовывать кредитные программы развития экономики, а не обычное долговое рефинансирование, когда кредиты дают лишь на возврат старых долгов, причем их еще и не хватает.

Здесь стоит обратить внимание на несколько ключевых моментов. Первый. Украина обладает достаточно низкой квотой в МВФ – 2,01 млрд SDR (2,7 млрд долларов).

Причем лишь в 2016 году она была увеличена на 46%, а до этого была и того меньше. Размер квоты влияет на сумму кредитования и частотность траншей.

Как правило, МВФ выделяет стране кредит, который превышает размер квоты в 6-8 раз: в нашем случае это от 17 до 22 млрд долларов, что примерно соответствует самым крупным антикризисным программам 2008-го и 2015 годов.

Кроме того, размер годовых траншей, как правило, составляет двукратную сумму квоты, то есть для нас – 5,5 млрд долларов.

Примерно с таких показателей мы, как правило, и стартуем: в программе-2008 первый транш составил 4,5 млрд долларов, а в 2015-м – 5.

Второй, не менее важный, момент. Формат сотрудничества Украины и МВФ все время крутится вокруг либо stand-by, либо расширенного EFF. Кредиты выгодные, но короткие.

Сегодня мы уже отдаем взятое несколько лет назад. А «144″ реформы в самом разгаре….

В то же время государство с низким подушевым ВВП может претендовать на получение льготного финансирования: на 10 лет под 0,5% годовых, то есть почти бесплатно.

Кроме того, Украина, как страна чрезмерно зависящая от колебаний мировых сырьевых цен, могла бы заключить с Фондом соглашение об открытии гибкой кредитной линии (ГКЛ) и превентивной линии на предоставление ликвидности (ЛПЛ).

В условиях кризиса и быстрого разворачивания деструктивных процессов в экономике особое значение приобретает механизм ускоренного кредитования.

На данный момент среди всех форм сотрудничества мы выбирали либо прямое кредитование в рамках квот, либо поэтапно расширенное финансирование.

В то время как в ближайшем будущем Украине потребуется нечто большее: создание совместно с Фондом расширенного фонда структурной перестройки экономики, а также фонда поддержки структурных преобразований.

Загвоздка состоит в том, что и льготное кредитование, и фонды структурной перестройки предназначаются либо для слаборазвитых стран, либо для переходных экономик.

Свой первый шанс получить эти деньги мы упустили в 90-е годы прошлого века.

Но сейчас у нас появился второй шанс инициировать указанную выше льготную программу.

Украина сейчас входит в группу беднейших стран и процесс перехода к рыночной экономике у нас еще не завершен, ведь наш формат – это скорее квазирыночная экономическая система с высокой долей монополий и государства.
Мы должны увеличить свою квоту до 5 млрд долларов, с тем чтобы претендовать на получение кредита в размере хотя бы 40 млрд долларов.

Регламент МВФ позволяет 75% квоты оплачивать векселями в национальной валюте.

Следовательно, увеличение нашей квоты на 2,3 млрд долларов до 5 потребует от нас внесение всего 0,5-0,6 млрд долларов «живых» денег.

Как показал опыт двух антикризисных программ 2008 и 2015 годов, финансовых ресурсов, выделяемых Украине, слишком мало для проведения системных реформ и слишком «много» для латания дыр в платежном балансе.

Этим объясняется, с одной стороны, неэффективность всех программ и общественное разочарование, а с другой – тот факт, что все они были выполнены лишь на 50-64%.

Получение у МВФ 40 млрд долларов на десять лет под 0,5% годовых – вот та реальная задача, которую нашей стране нужно было решать в процессе сотрудничества с МВФ.

Ведь когда речь заходит о торговле, то почему-то Камбоджа и Бангладеш, в конституции которых не записано стремление стать членом ЕС, получают от Европы существенные преференции по программе беспошлинной торговли «все, кроме оружия» и поставляют на европейский рынок не только аграрную продукцию, но и товары легкой промышленности.

Годовой экспорт Бангладеш в ЕС соизмерим с нашим, вот только у нас товарооборот с Европой дефицитный, а у упомянутых выше стран – с профицитом на уровне более 90% торгового оборота.

И в то время как Камбоджа благодаря таким программа удваивает за короткий срок ВВП, мы растем по методу «тысячи мелких шажков», который больше подходит для стран, меряющих историю тысячелетиями.

А у нас нет даже десятилетий, чтобы кардинально исправить ситуацию к лучшему.

То же происходит и с программами кредитования МВФ, когда Аргентина, чемпион мира по дефолтам, «прокинувшая» в том числе и МВФ в начале нулевых, по первому звонку кризиса получает от Фонда в 2018-м году программу сотрудничества на 40 млрд долларов с аргументацией, что деньги нужны не только на выплату старых долгов, но и на новый экономический импульс.

В отношении Украины ЕС и МВФ ведут себя так, как будто мы очень богатая, но немного уставшая страна, которой нужно всего лишь помочь прокачать старые долги, и для этого ее достаточно немного подтолкнуть на пути реформ праведных.

А беспошлинные товары пусть лучше поставляет Камбоджа и Бангладеш, им нужнее. Равно как и Аргентине важнее дать кредит в размере «сколько нужно», а не сколько «не жалко» для запуска расчетов Украины по долговому счетчику.

И тут мы упираемся в проблему наших «элит» со старыми лицами. Ну не верит Запад в лице своих институций в их бедность, прекрасно отслеживая с помощью той же системы финмониторинга «Эшелон» движение каждого цента по их счетам.

В их понимании, Украина – это не Бангладеш, ей просто нужно потрусить копилку «элит». Проблема в том, что «трусить» некому. Тотальная «омерта» и «кумовство».

В этой системе «элиты» никогда не будут брать деньги в долг на развитие страны и выторговывать максимальные торговые преференции для национальной экономики.

В ней всегда будет важен совершенно иной дискурс: защита внешних активов провластных групп влияния и языковые упражнения оных с филейной частью внешних кредиторов.

Алексей Кущ

Источник:
Тэги: мвф

Новости по теме

Миссия МВФ подвела итоги работы в Украине

Представители МВФ работали в Киеве 11-26 сентября.

Украина не договорилась с МВФ из-за Коломойского

Миссия Фонда покинула Украину. Конкретики нет: переговоры продолжают, центральный вопрос – Игорь Коломойский и его претензии на ПриватБанк

Миссия МВФ обсудила новую программу с советом Нацбанка

Представители миссии Международного валютного фонда провели встречу с советом Национального банка и обсудили условия новой кредитной программы для Украины.

blog comments powered by Disqus
Новости
Новости