Главная » Світ » Суспільство
Просмотров 86   КомментариевКомментарии

Почему в Латвии так возвеличивают эсэсовцев

Среди латвийского истеблишмента есть огромное количество людей, которые совершенно неприкрыто симпатизируют расистским сегрегационным нацистским идеям. Они считают бойцов СС борцами за свободу.

Ни одна победа после Второй мировой войны не была достигнута исключительно силой оружия. Что американцев взять во Вьетнаме, что нас в Афганистане. Относительно кампании США в Ираке — не стоит путать военный успех с победой. Американцам там еще долго расхлебывать.

Зато все большую силу с течением времени приобретают факторы нематериальные: сознание, идеология, да та же история в конце концов. Сами историки признают, что их наука стала полем битвы ангажированных политиков, и по тому, куда развивается историческая мысль, можно судить о настоящей, а не декларируемой политике государства. Вот почему так интересно оказалось побывать на Международной исторической конференции «История, историки и современное общество», прошедшей в Москве. Благо, что ее посетили некоторые незаурядные личности.

«ПОЛИТИКА НАЦИСТОВ БЫЛА ДЕСТРУКТИВНОЙ И НЕЭЛАСТИЧНОЙ»

Вот, к примеру, о чем поведал собравшимся профессор Антонийс Зунда. Не абы какой рядовой исследователь, а советник президента Латвии по истории. Признав, что в центре нынешних специалистов страны находится история Латвии в период Второй мировой войны, Зунда особо подчеркнул, что это был очень сложный и тяжелый период, осложненный аж двумя оккупациями, а потому, дескать очень трудно провести грань между сопротивлением и коллаборационистами. И часть населения, возлагавшего надежды на фашистов, разочаровалась в нацистах.

 — Политика нацистов в Латвии была деструктивной и неэластичной, — объяснил причины такого разочарования профессор. Можно подумать, что в других странах дела обстояли с точностью до наоборот? Впрочем, речь сейчас совсем не об этом.

 — Холокост ― это одно из самых крупных жестоких преступлений Германии в Латвии, — объявил Зунда и пояснил, что немцы уничтожили в его стране примерно 70 тысяч евреев. Одновременно он объявил о непричастности добровольческого латышского легиона «Waffen SS» к военным преступлениям, поскольку легион-де начал формироваться в 1943 году, а основная масса евреев была уничтожена до конца декабря 1941-го. И вот такие смещения акцентов уже очень и очень интересны.

Легион СС ― одна из главных тем в выступлении профессора Зунды. Он категорически против того, чтобы привязывать военнослужащих эсэсовских дивизий к карательным операциям. Это-де были такие же воинские формирования, как и в других странах Балтии, и просто в иных государствах, захваченных нацистами. И более того, по мнению латвийского историка, название «добровольческий» на самом деле не несет никакого смысла, поскольку в него объявляли аж 5 мобилизаций. А кроме тех, кто уничтожал евреев, были и латыши, спасавшие еврейские семьи от расправ.

Ну да, так активно спасали, что к моменту освобождения Риги там от десятков тысяч семей осталось чуть больше ста человек.

Обвиняя в Холокосте исключительно фашистов, Зунда выводит из-под удара тех, кто делал самую грязную работу ― своих соотечественников, выставляя Латвию беспомощной жертвой — сначала большевиков, а потом и нацистов.

КАК ЭТО БЫЛО

Главной ударной силой фашистов в Латвии в уничтожении евреев и борьбе с советским подпольем было местное население. 6 полицейских батальонов, на базе которых потом были созданы две дивизии СС, объединенные в Латвийский легион СС, занимались в первую очередь карательными операциями и уничтожением евреев. В 15-й дивизии СС численность личного состава доходила до 19 тысяч человек (и это без четырех учебно-запасных полков), а 19-я дивизия насчитывала 10 592 бойца. А в самой Латвии на базе отрядов местной самообороны, фашисты создали 45 батальонов. Да, действительно, легион был сформирован в 1943-м, но его костяк составили те, кто до того в полицейских батальонах и карательных командах жгли, насиловали, убивали.

1 июля 1941-го немцы заняли Ригу. А уже 4-го числа того же месяца «команда Арйаса» забила двери синагоги, где прятались около 500 еврейских беженцев: облила стены керосином и подожгла здание. В матерей, которые пытались выбросить детей наружу, стреляли из автоматов, а потом, когда здание занялось по-настоящему, бросали туда гранаты. Ни один из тех, кто был в синагоге, не выжил. В этот же день «арайсовцы» сожгли все остальные молельные дома и убили тех, кто там был. Так начался геноцид евреев в Латвии.

Немцы еще не начали проводить свою политику геноцида, все мысли и устремления у них были еще посвящены фронтовым делам, но 4-го числа всех латышей, которые готовы «очистить Латвию» через газету позвали в группу Виктора Арайса. И они пошли. А затем для них началась «уборка». По признанию одного из членов этого карательного отряда, в день они расстреливали до 2-х тысяч человек. А при зачистке еврейского гетто нередко брали малышей за ноги и с размаху об стенку разбивали им головы. За первые 2 недели латвийские «чистильщики» уничтожили свыше 2, тысячи мужчин евреев, а к 15 августа ― уже более 15 тысяч.

Всего за 2 дня ― 29 ноября и 8 декабря 1941 года ― было уничтожено более 30 тысяч человек из населения еврейского гетто. К концу 1941-началу 1942-го «еврейский вопрос» в Латвии был «решен» по фашистским рецептам. В подавляющей степени ― силами самих латышей.

Но «команда Арайса» и другие латвийские каратели отметились не только в своей стране. Они «гуляли» в Белоруссии, в Варшавском гетто. А когда уставали, то отдыхали в Саласпилсском концлагере, где продолжали тренироваться в разных способах убийства.
Лучше всего членов его отряда характеризует фраза самого Арайса: «Что это за латыш, если он не убил ни одного жида».

В 1942 году за проявленное усердие гитлеровское командование присвоило Арайсу звание штурмбаннфюрера (майор) SS. После создания легиона СС Арйас был назначен командиром батальона в одной из дивизий, а «его команда» влилась в легион СС.

Кстати, о добровольчестве. Латышам действительно приносили мобилизационные повестки, в которых их просили «добровольно прийти на мобилизационный пункт», но при этом им давали право выбора, куда идти: в легион СС, во вспомогательные части или вербоваться на работу в Германию, где условия для них были несопоставимы с теми, кто был угнан в рабство со славянских территорий СССР. В легион шли более охотно. Но этого в нынешней Латвии замечать не хотят.

Зато там не откажут себе в удовольствии уколоть Россию. Так, недавно вполне официальные лица «удивились»: почему-де РФ не доплачивает к пенсиям блокадникам Ленинграда, живущим в Латвии. И быстро сняли претензии, когда им были предъявлены списки подразделений латышей-эсэсовцев, которые сидели в фашистских окопах вокруг Ленинграда. От предложения подискутировать — «так кто должен в первую очередь доплачивать блокадникам?» -латвийская сторона категорически отказалась. Потому что уже платят пособия своим «борцам за свободу» — бывшим эсэсовцам.

«К ВЛАСТИ В ЛАТВИИ ПРИШЛИ СИЛЫ, СИМАПТИЗИРУЮЩИЕ НАЦИСТАМ»

Для выяснения причин столь поразительной исторической слепоты и подтасовок, корреспондент «КП» обратился к российскому историку Александру Дюкову.

 — Почему в нынешней Латвии так пекутся о репутации легиона СС?

 — К сожалению, среди латвийского истеблишмента есть огромное количество людей, которые совершенно неприкрыто симпатизируют расистским сегрегационным нацистским идеям. Они считают бойцов СС, полицейских батальонов, «лесных братьев» борцами за свободу. Почему это так происходит, это, в общем-то понятно. После распада СССР и обретения Латвией независимости перед страной встал вопрос, кто будет новым национальным героем. Понятно, что ими не должны были стать советские. А поскольку история Латвии весьма коротка и скудна, то никаких других героев, кроме сотрудничавших с нацистами коллаборационистов и убивавших собственных соотечественников «лесных братьев», в стране не нашлось. Как и в Эстонии, кстати.

 — А насколько прав профессор в сравнении латвийского легиона с подразделениями СС в других странах?

 — В Литве, например, нацистам так и не удалось создать дивизии. Там были полицейские батальоны, так же, как и в Эстонии, которые участвовали в карательных операциях против населения. Однако, несмотря на то, что В Литве населения было больше, чем в Латвии, там создать легион СС не удалось. И это показатель того, что далеко не все зависело от нацистов. Создание подобных легионов было невозможно без определенной коллаборации со стороны местного населения. Я хочу отметить еще одну важную важную вещь. Не так давно в Кембридже вышла книга «Советское противоповстанчество западных регионов». Она посвящена борьбе с «лесными братьями», но в ней рассматривается и период 41-45 годов. И там сделано очень важное замечание. Только в период с 41-го по 42 год латвийские пособники фашистов, многие из которых впоследствии стали «лесным братьями», убили гораздо больше людей, чем погибло в рамках борьбы с советской властью в период с39-го по середину 50-х годов. И об этом следует очень хорошо помнить. Еще и потому, что сейчас мы отмечаем 65-ю годовщину Нюрнбергского трибунала, но к сожалению, у нас еще и сейчас есть люди, которые оправдывают нацистских преступников.

Но, надо заметить, что позиция г-на Зунды, по сравнению с тем, что было 3-4 года назад, заметно скорректирована. Три или четыре года назад российские историки практически не занимались историей Латвии. И это позволяло озвучивать политически ангажированным историкам в Латвии озвучивать совершенно любые тезисы. В том числе и те, которые абсолютно не соответствовали действительности. Сегодня, когда исследования латвийской истории 20-го века в России более-менее идут, мы видим, как позиция официальных историков в Латвии корректируется. Они уже признают, что команда Арайса совершала чудовищные преступления на территории Беларуссии и участвовала в Холокосте. Они уже не возражают против того, что в преступной и карательной деятельности участвовали полицейские батальоны.

 — А уже сформированный легион как воинская часть не замешан разве в преступлениях?

 — В Холокосте нет, потому что был сформирован только в 1943 году. А к этому времени практически все евреи в Латвии были уничтожены. Но попытка обелить легион СС является в известной степени уловкой. Дело в том, что на формирование легиона, латвийских дивизий СС направлялись как раз те самые полицейские батальоны, которые раньше участвовали в уничтожении евреев, русских, белорусов. Руководящий состав подразделений легиона, и значительная часть личного состава подразделений была причастна к совершению этих преступлений раньше. Сам легион тоже проводил карательные операции в прифронтовой полосе в 1943-1944 годах и его бойцы совершали преступления против человечности.
Есть документы советского происхождения, которые идентифицируют команды, участвовавшие в карательных операциях на северо-западе Белоруссии в 1944 году как подразделения 15-й дивизии Ваффен СС. Я особо хочу отметить, что архив этой дивизии сохранился. Он был приобретен латвийскими властями у одного коллекционера. И российская сторона пыталась добиться, чтобы этот архив, который может содержать сведения об этих преступлениях, был предоставлен в международное пользование. Но добиться этого не удалось. И в настоящее время архив доступен только латвийским специалистам, и то ― далеко не всем.

 — Можно сказать, что пик прославления нацистских пособников пройден? Что теперь есть кому их сдерживать из России.

 — К сожалению ― нет. Буквально в последние месяцы к власти в Латвии пришли силы, откровенно националистические, которые поддерживают реабилитацию нацистских преступников. Министр иностранных дел Латвии, высказывающий откровенно расистские взгляды, который является одним из продюсеров фильма THE SOVIET STORY, который, согласно заключению специалистов с факультета психологии МГУ прямо направлен на разжигание межнациональной розни и ненависти к России и русским. И этот человек сегодня представляет Латвию на международной арене. Руководителем комиссии по надзору за законом о гражданстве, позорного, средневекового, по которому права на гражданство лишена значительная часть населения, назначен бывший эсэсовец Висвалдис Лацис. Человек, который в 43-44 годах тренировал карателей и планировал уничтожение гражданских лиц и партизан в Белоруссии.

Это очень важный показатель. Несмотря на все последние заявления о налаживании отношений между Россией и Латвией, которые мы регулярно слышим из Риги от официальных лиц, мы видим, что к власти пришли люди, которые исповедуют расистские ксенофобские взгляды, которые Россию очень сильно не любят. В ближайшее время нам следует ожидать, что эти взгляды повлияют и на историческую ситуацию.

 — И мы услышим от Зунды новые откровения о латвийских рыцарях СС, павших жертвами в борьбе со славянскими дикарями?

 — Профессор Зунда, который выступал на нашей исторической конференции, придерживался еще относительно взвешенных взглядов. И выступал он достаточно осторожно. И в кулуарах с ним можно говорить и даже дискутировать. Но есть комиссия историков при президенте Латвии ― ударный инструмент. И ее возглавил радикальный историк Фелдманис. Для поддержки этой комиссии создан специальный фонд. Который хочет привлечь для финансирования деятельности комиссии евроорганизации. Фактически сегодня мы видим стремление радикальных экстремистов из истеблишмента и властных структур усилить деятельность на пропагандистском направлении.

Я хочу напомнить, что фильм THE SOVIET STORY, о котором я уже упоминал, является совершенно омерзительным примером фальсификаций истории.

Боюсь, что в ближайшее время мы столкнемся с еще более вопиющими случаями манипуляции историей, на фоне которых выступление профессора Зунды на нынешней конференции покажется образцом научной корректности и способности к диалогу между Россией и Латвией.

«ЭТО КОМПЛЕКС НЕПОЛНОЦЕННОСТИ»

На той же самой конференции выступал и историк из другой балтийской страны ― Магнус Илмъярв из Таллиннского университета. И тоже по теме изучения Второй мировой войны в истории своего государства. И, наверное, можно было бы и от него ожидать подобных зундовским тезисов, но Илмъярв, как ни странно на первый взгляд, говорил совсем о другом. И, самое главное ― все, что он говорил об Эстонии, как калька накладывается и на латвийских соседей.

По мнению эстонца, сразу после обретения независимости, в его стране возобладала история, написанная эмигрантами. Все, что касалось досоветского периода, объявлялось идеальным, хотя абсолютно не соответствовало истине. Но большинство эмигрантов были готовы на что угодно, лишь бы не «лить воду на мельницу СССР» Любые критические замечания и исследования воспринимались как антиправительственные и антигосударственные.

Участие в войне на стороне Германии населения стало трактоваться как борьба за независимость, хотя всем понятно, что никакой независимости Германия предоставлять не собиралась. А потому о преступлениях рейха в этих странах пишется гораздо меньше, чем о бедах, принесенных СССР.

Илмъярв признал все: и самосуд в отношении активистов Советской власти, и геноцид евреев местным населением, и то, что около 19 тысяч эстонцев, объединенных в примерно 350 отрядов, отлавливали и уничтожали отставших от своих частей бойцов Красной Армии.
Современные историки в странах Балтии, по мнению Илмъярва, ограничивают коллективную историческую память, начиная ее с пакта Молотова-Риббентропа, чтобы иметь возможность обвинить в своих бедах две сверхдержавы ― СССР и Германию ― и снять ответственность за происходившее с собственных стран. Мифы о страданиях и унижениях, ограниченность исторической картины и некритичность самосознания вызваны комплексом собственной неполноценности и, как считает профессор из Таллинна, все больше расходятся с европейской исторической наукой, поскольку уводят народ в угоду политикам все глубже в новые мифологемы, в то время, как европейская история идет обратным путем: от мифологий к рациональному объяснению.

«ИСПРАВИТЕЛЬНО-ТРУДОВОЙ»… КОНЦЛАГЕРЬ

И все же, с уважением относясь к мнению эстонского профессора, рискну взять под сомнение его тезис, что все происходящее в ученых исторических кругах Латвии происходит лишь от комплекса неполноценности, осложненного манией величия.

Есть здесь и голый и циничный финансовый расчет. Тот самый профессор Зунда несколько лет назад заявил, что Латвия выставит счет России за оккупацию и на сумму, гораздо большую, чем 20 миллиардов долларов, которые потребовала Литва. Тот же Зунда говорил и о территориальных претензиях, о необходимости «возврата» Латвии части Псковской области.

Впрочем, самые громкие заявления Зунды меркнут по сравнению с научной мыслью Фелдманиса, о котором упомянул Александр Дюков.

Тот просто и не напрягаясь заявил:

 — Советские и российские историки всегда утверждали, что Саласпилс был лагерем смерти… Ничего подобного в Саласпилсском лагере не происходило. Некоторые русские историки, по меньшей мере, в пятьдесят раз преувеличили численность погибших в этом лагере: всего там было уничтожено каких-то 2 тысячи человек, а не 100 тысяч… Лагерь строили привезенные из Германии евреи, и из них какая-то тысяча в Саласпилсе погибла…

Между тем в лагере, где «исправлялись трудом» и соотечественники Фелдманиса (или для него латвийские евреи не соотечественники? — прим. ред.), уничтожили более 7 тысяч только детей, а вообще этот лагерь считается крупнейшей нацистской «фабрикой смерти» на территории бывшего СССР.

История ― это не прошлое, это, как минимум, настоящее, если говорить о политике того или иного государства. Те же Зунда и Фелдманис пошли по ученой стезе еще в советские времена. Но в СССР они преподавали своим студентами совсем иные истины. Изменился расклад сил, пришел сверху новый политический заказ, и именно они являются сейчас выразителями латвийской политики. Они, а не МИД, связанный кучей условностей и дипломатического этикета.

Впрочем, для МИДа Латвии и мораль и этикет существуют, похоже, весьма условно. Не зря же глава МИДа Гирд Кристовскис выразил солидарность с латвийским врачом, который «не может одинаково лечить русских и латышей». И такая откровенная ксенофобия сошла ему с рук. Более того, из полной версии переписки стало ясно, что глава МИДа имеет к России территориальные претензии, пусть и как частное лицо. Или разделяет позиции тех, кто их имеет.

Кстати, а сам президент Затлерс против того, что в Риге проходят факельные шествия неофашистов (последнее состоялось 18 ноября), строится рядом с мемориалом памяти жертвам Саласпилса памятник их палачам, против жителя Даугавпилса Руслана Елфимова хотят возбудить уголовное дело за отрицание геноцида латышей Советами, а Россию обвиняют в организации «откровенно враждебного государству движения местных российских «соотечественников»? И это говорят не только местные журналисты, но и официальные лица ― глава Полиции безопасности генерал Янис Рейникс назвал в числе потенциальных угроз для Латвии проблемы, которые обострились после внедрения в жизнь так называемой «политики соотечественников», которую проводит Россия. Генералу не нравится даже учебная деятельность русскоязычного вуза. И так далее. Список можно продолжить. Если Затлерс против, но это издержки демократии, то пусть хоть раз выскажет свою позицию.

Впрочем, чего иного ожидать, если даже перед евреями за Холокост латвийский МИД извинился так, словно просто не смог задержать хулигана, пристававшего к девушке на остановке. В 2005-м году тогдашний министр иностранных дел Артис Пабрикс от имени Латвийского государства выразил сожаление в связи с тем, что Латвия не смогла уберечь людей, которые погибли на этой земле во время холокоста. С учетом степени вовлеченности латышей в процесс, более циничным может быть только отрицание того, что там вообще убили хоть кого-то. Чем, кстати говоря, с переменным успехом занимаются официальные президентские историки. Которые о показывают направлением своих исследований истинную политику властей. Она неутешительна. Героизация нацизма грозит, в конце концов, превратить саму Латвию в подобное государство.

 — Между государствами должно царить понимание, взаимоуважение, на базе чего можно успешно сотрудничать, — заявил Кристовскис на днях.

Вы совершенно правы, господин министр. Но цену вашим словам будем определять по делам.

Loading...

blog comments powered by Disqus