Главная » Украина »
Просмотров 45   КомментариевКомментарии

Пик игровой формы «Динамо» еще впереди

Помощник Юрия Семина в киевском «Динамо» рассказал kontrakty.ua о нюансах тренировочного процесса и о предстоящих матчах 1/4 финала Лиги Европы против «Браги».

Борис Петрович, когда Семин вместе с вами возглавил «Динамо» впервые, вокруг говорили, что это – окончательный закат эры Лобановского в киевском клубе. Вместе с тем, вы никогда не отрицали, что являетесь последователем идей Валерия Васильевича…
Борис Игнатьев: Согласен. Мы – последователи Лобановского. Но это не слепое копирование его постулатов. Мы поддерживаем то направление, в котором должен двигаться футбол, те вещи, которые культивировал Васильевич. Но не обязательно эти вещи должны быть догмами. Мы поддерживаем стремление Лобановского направить футбол в такое русло, чтобы эта игра нравилась болельщикам и давала результат. Каким путем – это второй вопрос. Мы знаем, что привносил через тренировочный процесс Валерий Васильевич. У нас свои подходы. Но мы ни в коей мере не отметаем направление Лобановского, берем все хорошее, что у него есть. Однако каждый тренер, каждый творческий человек движется свои путем, поступает так, как ему близко, как он знает. Любое копирование или плагиат ничего хорошего не принесут.

Игорь Суркис длительное время пытался сохранить у «Динамо» тот стиль, который команде прививал Лобановский. Когда Игорь Михайлович приглашал Юрия Семина и вас, он ставил условие, что команда должна придерживаться какого-то шаблона?
Борис Игнатьев:
Конечно нет. Если бы он ставил вопрос таким образом, он бы не был Игорем Суркисом. Этот человек четко понимает, что такое творчество, что нужно действовать свободно, раскованно, только тебе известным путем.

Принято считать, что во время обоих пришествий Семина в «Динамо», в первую очередь налаживать приходилось дисциплину внутри коллектива?
Борис Игнатьев:
Не могу с этим согласиться. Многие этот вопрос задают и я все время пытаюсь нарисовать для себя картину всего того, что происходило и сравнить ее с днем нынешним. Могу сказать, что в «Динамо» собраны ответственные ребята. Не хочу их идеализировать. Нет, не все одинаковые, не все такие хорошие, будто в академии Макаренко. Это далеко не так. Все люди разные, как вообще в жизни. Но могу со всей ответственностью заявить, если сравнить те команды, где я работал раньше, то здесь далеко не худший вариант с точки зрения отношения футболистов к процессу, отношения к себе, отношения к футболу. Здесь это не самая главная проблема.

Существует мнение, что современные игроки воспринимают один дисциплинарный метод – когда их наказывают рублем…
Борис Игнатьев:
Далеко не всегда. Конечно, существуют различные ситуации, есть отдельные люди. У нас для них штрафные санкции тоже существуют, они всем известны. Мы их принимали не для того, чтобы просто принять, а исходили из того, что это важный рычаг влияния на некоторых футболистов, но далеко не большую часть коллектива. И когда разговор шел, например, об Алиеве и Милевском, то я во время своего первого пришествия стоял и ждал, когда эти люди начнут что-то такое делать, от чего можно взорваться. Потом я работал с Алиевым в «Локомотиве». И вот до сих пор никаких из рук вон выходящих происшествий за Сашей не замечал. Конечно, он не пионер из произведений Гайдара, но Алиев – нормальный человек.

Но не зря ведь даже Мирча Луческу в одном из своих интервью выразил желание спросить Семина, что он сделал с Алиевым, что тот так преобразился…
Борис Игнатьев: Думаю, Юрий Павлович сделал только одно: он дал Алиеву возможность почувствовать себя и человеком, почувствовать себя при этом и футболистом, он оказал ему доверие. Но ведь не зря говорят, что кому много дано, с того большой спрос. Спрос с Александра огромен. Это было и в «Локомотиве», где он был одним из лидеров команды, его первой скрипкой. Это наблюдалось и, надеюсь, будет наблюдаться и в «Динамо». Алиев это понимает. И понимает отношение к нему со стороны тренерского штаба. У него с Юрием Павловичем – нормальный диалог. Никто никому на плечи не залезал, не пытался ущемить человеческое достоинство.

ignatjev1_2

Тем не менее, получается, что Алиев смог заиграть только у Семина, плюс неплохо выглядел у Маркевича в тот непродолжительный период, когда Мирон Богданович возглавлял сборную…
Борис Игнатьев: Почему же? Я смотрел игру сборной Украины с чилийцами, когда Саша забил хороший гол. Это было уже при Калитвинцеве. Такая вещь как постоянство в нашей игре не всегда достижима. Думаю, Алиев вышел на новый уровень, повзрослел. Могу с уверенностью сказать, что на него хорошее влияние оказывает жена. Я хорошо с нею знаком и убедился, что у нее к мужу огромное доверие. Всегда повторяю Александру, что он счастливый человек, что ему просто повезло, что у него такая жена. В один момент у Алиева все сошлось: Семин подвернулся, расставил акценты, дал ему возможность вдохнуть полной грудью, женился Саша вовремя. Конечно, Бог тут сыграл свою роль.

Сегодня много говорится о роли Андрея Шевченко в команде. Если у Газзаева он был лидером, который ведет команду, то в «семинском» «Динамо» он она из составляющих команды, от него не зависит ритм игры, он его не определяет. Таково визуальное впечатление…
Борис Игнатьев:
Андрей Шевченко – знаковая фигура. Недавно смотрел его интервью по телевидению и удивлялся, насколько он лаконичен, прост, и в то же время насколько он глубоко мыслит. Мне нравиться назначение Андрея в команде, как он сам себя в «Динамо» определил. Он – культовая фигура, по нему это видно. Видно, как ребята реагируют на Шевченко, но при этом он не отторгает себя от команды. Все, что он говорит, им это видится сущей правдой, потому что в отношениях Андрей стал вровень со всеми. Ума и интеллекта у Шевченко так много, что он не заставляет себя это делать, этот импульс исходит у него изнутри. Андрей подвластен игрокам, они его понимают. И в то же время осознают, что это человек огромных возможностей, он показывает им свое отношением к делу, дает посыл, как реализовывать себя в коллективе. Повторюсь, это от большого ума и интеллекта.
Вместе с тем, отмечу, что конкретной установки, чтобы Андрей был винтиком, чтобы кто-то его отлаживал, не существовало. Все выстроилось само по себе. Шевченко просто дается задание, за которое с него идет спрос, как с любого другого игрока. Он, исходя из своих интеллектуальных возможностей, прекрасно понимает, что команда выстраивается именно таким образом. Если будет какой-то один большой винт в этом механизме, то его просто перекрыть и этот механизм не будет работать. А если будет много винтиков, соперник просто не поймет, как все это работает. Когда не дают проявить себя Шевченко, то сыграют другие, Милевский, Гусев, к примеру.

Когда Семин заменил Шевченко в Манчестере, он был очень зол и даже что-то выговаривал Юрию Павловичу…
Борис Игнатьев: Это нормальная адекватная реакция любого футболиста. Для футболиста главное – не деньги. Он изначально пришел в футбол, в игру как таковую. Все остальное – наносное. Поэтому, играя в футбол, он не думает о том, сколько он будет получать, а думает, сколько времени он проведет у мяча, сколько времени он будет в игре. Эта игра привела его сюда и дает ему возможность получать удовольствие от происходящего, от понимания, что он – большой участник этого дела.

Вообще, если говорить о нарушении дисциплины, то порой возникает впечатление, что у современных футболистов в таком насыщенном графике времени для гулек попросту нет. Вы работали в советский период и, наверное, можете подтвердить, что в то время у игроков было больше «простора для маневра»…
Борис Игнатьев:
Ситуация круто изменилась в лучшую сторону. Раньше говорили: «Мы профессионалы». Сейчас повторяют то же самое. Но сегодня отношение к делу действительно ближе к профессиональному. За этим стоят большие деньги, возможность лучше выстроить свою жизнь. Да и интеллект у футболистов стал гораздо выше, есть вариант выбора жизни. К примеру, участие в благотворительных акциях или общение с большими людьми. Иными словами, у современных футболистов несколько другое восприятие жизни вне футбола.
Сегодня футболиста не страшно оставить один на один с собой. Раньше ведь как было? Все прекрасно знали, что после игры команда должна выпить. Но одни закончат сразу, другие будут гулять до утра. В то время футболисты жили, как простые рабочие. Сейчас все поменялось. Игроки относятся к себе совершенно по-другому. Так устроена жизнь, что всегда хочется большего. К примеру, тренеры желают, чтобы футболисты больше тренировались, с утра до вечера бегали, быстрее бегали. Но в целом на сегодняшних футболистов грех жаловаться. Они прекрасно понимают, что им необходимо, а что не очень. Они с высшим образованием, они могут влезть в методику того или иного занятия. Другое дело, что у игроков свой подход, с позиции игрока. Но в основном все замечания оправданы, все идет от интереса.

Когда вы в январе приступали к работе с командой, то сказали, что, наверное, придется форсировать подготовку к первым еврокубковым матчам. Сейчас, когда пройдены «Бешикташ» и «Манчестер Сити», а затем последовало поражение во внутреннем чемпионате от «Днепра», возникают опасения, не миновала ли команда свой пик и сможет ли она на него вернуться?
Борис Игнатьев: Пика еще не было. Мы немножко изменили подготовку, чуть сократили, взяли за основу европейскую модель тренировочного процесса. Так получилось, что в государствах постсоветского пространства подготовительный период все время был растянут. Поэтому у нас была длительная возможность поднимать аэробную производительность, на нее накладывать специальную работу, потом – скоростные проявления.
Теперь, когда трех недель или месяца достаточно, чтобы набрать форму, важна игровая подготовка. Накопить километраж – это простое дело. Важно набрать определенное количество игр, выглядеть надлежащим образом с точки зрения восприятия игровых ситуаций. Потому мы взяли за основу модель игровой подготовки. В работе стало больше квадратов, различных игр. Также много времени уделялось игровым моделям – с чем мы столкнемся в обороне, при переходе из обороны в атаку и прочее. Занятия мы привязали к мячу, чтобы мяч стал основным фигурантом в нашей подготовке. Если бы у нас было больше времени, возможно, набегали бы побольше километров. Поэтому могу сказать, что мы ничего не форсировали, а пошли по графику подготовки европейских команд. Вместе с Юрием Павловичем мы побывали в «Челси», «Аяксе», «Реале», смотрели, как готовятся они. Не скажу, что мы для себя открыли что-то новое. Просто раньше у нас готовились по-иному.

Получается, новую систему подготовки вы внедрили в этом году?
Борис Игнатьев:
Мы и до этого ее практиковали, просто сейчас взяли за основу. Тем не менее, у многих возникает впечатление, будто мы форсируем подготовку. Но форсаж – это когда минуя базовый этап, переходишь на скоростной режим работы. Если идти по этому пути, то команда все равно провалится, будет в психологической яме. Нам это ни к чему. Мы просто привязали всю работу к мячу, чтобы с первых матчей чувствовать себя наравне с теми командами, которые зимой играли регулярно. У нас должен быть паритет, мяч должен быть основополагающим в работе.

Перед матчем с «Манчестер Сити» вы назвали будущих соперников самой дорогой командой в Лиге Европы. Считаете ли вы ее самой сильной командой турнира?
Борис Игнатьев:
Эта команда находится на третьем месте в чемпионате, который, по отзывам многих специалистов, является самым продуктивным, самым серьезным, там собраны самые великие футболисты. Я бы ни в коей мере не ошибался, называя во главе одного угла деньги. Но сейчас я пытаюсь исправить свою ошибку, назвав фамилии больших мастеров, которые представляют многие не последние сборные в мировом футболе сборные. Видимо, неправильно их оценивать исключительно по деньгам. Все остальное нас уже не должно волновать. Скажем, многие говорят, что плохо себя повел Балотелли. Но это проблема «Манчестер Сити», проблема отношения Балотелли к этой команде. Мы сделали все возможное, доиграли в полном составе. Потому пусть англичане разводят руками, почему так происходит.

Обыграв самого сильного из возможных соперников по Лиге Европы теперь важно настроиться на борьбу с остальными. К примеру, португальская «Брага» выглядит поскромнее по именам. Но не исключено, что она может быть более мотивированной, чем «МанСити»…
Борис Игнатьев:
Сегодня вообще не стоит делить команды на слабых, средних и сильных. Есть группа команд, которые можно и которые мы обязаны проходить. Но гораздо большая группа соперников требует определенного вкладывания физической, нервной энергии, психических сил. Если на матч с ними не будет должной концентрации, добиться результата не удастся. К примеру, если до игрока дойдет, что «Брага» слабее, если он не пропустит через себя элементы подготовки и наивысшей концентрации на данный матч, то жди беды.
Уверен, что все команды, оставшиеся сейчас в Лиге Европы, требуют максимальной концентрации со стороны соперников. Команда характеризуется потенциальными возможностями и реализацией этих возможностей. Скажем, у одной команды огромные потенциальные возможности, а она не умеет их реализовать. Это не команда большого уровня. «Брага» обыграла «Ливерпуль», представителя большого чемпионата с хорошими мастерами в составе. Но в дни встреч с мерсисайдцами «Брага» была сильнее. Ей отведена была неделя, за эту неделю вытянулось все, что у португальцев есть не только в потенции, но и наяву.
Теперь наша задача – с 7-го по 14-е апреля надо сконцентрироваться всем. Как только два человека выпадут – считай, беда. Нужно, чтобы группа игроков, которые выйдут в стартовом составе и семь человек из резерва были мотивированы и подготовлены, прежде всего, в психологическом плане. Психология – это самый главный и больной, неизученный до конца вопрос. Можно выстроить возможности своей команды в плане тренированности, повышения уровня тренированности, выстроить тот или иной цикл, известно, как подвести команду к определенному матчу. Но как воздействовать на психику, как с точки зрения психологии управлять командой, вот это вопрос самый больной вопрос.

ignatjev2_2

 

В нынешнем тренерском штабе «Динамо» собраны два совершенно разных поколения тренеров. Вы с Семиным представляете старую, советскую школу. Лужный с Ребровым – новички в тренерском корпусе. Как вы находите общий язык? Не так давно вы говорили, что современные тренеры отличаются от тренеров вашей эпохи нахальством…
Борис Игнатьев:
Работая в любом коллективе, прежде всего, хочется завтра идти на работу. Приятно, когда у тебя есть удовлетворение не только от того, какую миссию ты несешь, а от того, что ты просто приходишь на работу. В нашем тренерском коллективе нужно упомянуть также о Валере Зуеве и Мише Михайлове. Это большие профессионалы, поигравшие на высоком уровне, поигравшие в футбол в хороших командах и представляющее нечто большее, нежели просто игру. Им помогает эта харизма, имя, заработанное в футболе. Оно дает им возможность разговаривать с футболистом с позиции знания предмета как такового. Футболист им верит. Он не может не верить, ведь перед ним стоит человек, который прошел все «от» и «до».
Второе – наш тренерский штаб не привык кичиться своими заслугами. Главная проблема у игроков, которые переходят из мастера в тренеры, что он пытается напомнить, дескать, я играл, а ты кто такой. Большинство людей не помнят, где и как ты играл. Это разное время, все равно, что «Мерседес» и «Жигули». Вроде машина – а отличается кардинально. Очень хорошо, когда тренер своим примером показывает, как надо бить по воротам, давать пас. Такие вещи хорошо воспринимаются. Но Лужный с Ребровым никогда этим не пользуются, не ставят на колени игроков, с которыми они работают. Дескать, я был такой великий, играл в «Арсенале», а ты где – это исключено.
Следующий момент – у нас четко определена внутренняя установка, что сегодня мы помощники Юрия Семина, и делаем все возможное, чтобы этот штаб решал поставленные задачи. Нет антагонизма, что это не так. А если рабочий спор и существует, то он никогда не происходит на публике, при игроках, а в стенах определенного заведения, где есть смысл «торговаться» в том или ином направлении. Это еще раз говорит о том, что их внутреннее достоинство позволяет верно расставлять акценты в работе. Интеллект дает им способности, право и возможности вести себя таким образом. Поэтому мне с этими молодыми тренерами интересно работать. Они любят и знают работу. У нас есть четко расписанные вещи и направления, кто за что отвечает, кто заменяет друг друга, дублирует. Есть голова, а все остальное – туловище, руки, ноги, образно говоря, — они работают от того, что подает сигнал. И ни в коем случае не убивается творческое начало. Думаю, со временем мои более молодые коллеги будут хорошими тренерами.

Когда-то вы сказали, что в 90-е годы в постсоветском футболе наступила эпоха тренеров-доставал. Сейчас это время, наверное, в прошлом. Но мне кажется, что само появление этих «доставал» породило дефицит квалифицированных кадров в тренерском корпусе…
Борис Игнатьев:
Не могу сказать об украинском футболе, хотя многих тренеров здесь знаю, со многими в минувшие годы работал, у нас были тесные контакты, и мне нравилось, как здесь работают. У каждого были свои моменты, о которых можно говорить как негативно, так и положительно. Можно дискутировать, но в целом в Украине тренерской профессией занимаются люди от футбола, как, к примеру, Лешка Михайличенко, Паша Яковенко. Они сами были хорошими мастерами. Хотя есть люди, которых мог бы назвать, но не хочу обижать их родственников, которые не очень связаны с футболом, однако свой след здесь оставили. Много было таких людей, которые как раз в духе времени считались, они даже не скрывали что футбол – это интересная вещь, творческая, больше занимались тем, чтобы достать, пробить. Это тоже нужно, без этого команда тоже не может существовать.

К критике в Украине вы, в принципе, должны привыкнуть. Вспоминаю, когда Юрий Семин был назначен тренером «Динамо» впервые, брал комментарий по этому поводу у бывшего защитника команды Стефана Решко. Он сказал, что тренировать «Локомотив» и «Динамо» – совершенно разные вещи. Йожеф Сабо постоянно утверждает, что не понимает функции Алиева на поле в командах Семина. Иными словами, вас постоянно, хоть и не прямо, но упрекают. Такого рода критику воспринимаете болезненно?
Борис Игнатьев:
Нет. За столько лет работы  я научился понимать, что у любого футбольного тренера есть баррикады. По одну сторону все за тебя, а по другую – все против. Так будет всегда, как бы ты не играл. Выиграешь 2:0, спросят, почему не забили пять. У меня всегда к этим людям другое отношение. Проще всего взять команду, начать с ней работать, выигрывать и слушать, что люди говорят. Когда ты не участвуешь в этом процессе, остается только говорить. При этом важно критиковать конструктивно. Говоря «а», надо говорить «б». Лишь тогда это будет конструкция. Все, кто является оппонентами, должны давать деятельные советы, а не просто заниматься констатацией.

Для вас важно общественное мнение?
Борис Игнатьев:
Для всех оно важно, для этого мы и живем, и работаем. Художник нарисовал картину, повесил ее на выставке, он ждет, что о его работе скажут. Хотя для него важна его личная оценка. У каждого есть какой-то свой круг людей, которому он доверяет. Если он будет прислушиваться ко всем, то это будет пустое дело. На каждое высказывание реакция должна быть проста. Человек имеет право на высказывание, но это не значит, что от его высказывания зависит моя работа, моя жизнь.

Источник:
Код блока:
Loading...

Новости по теме

Психолог: 10 способов стать счастливым

Английский психолог Ричард Уайзман из Университета Хартфордшира сформулировал десять главных советов, как эффективно справиться с эмоциональным стрессом и стать счастливее.

Когда Китай начнет править миром

Китайские автомобили уверенно удерживают лидирующие позиции по продажам вот уже несколько последних лет. Рекордные продажи привели к значительному росту количества автомобилей китайского производства на отечественных дорогах.

ТОП-10 провальных идей для мобильного телефона

Нужен впечатляющий подарок для отличного парня в вашей жизни? Перед тем как начать делать покупки мысленно составьте список его интересов и увлечений.

blog comments powered by Disqus
Новости | NetGameSlots.com
Новости | NetGameSlots.com