Отжыг недели от Полемики. До полной гибели всерьез?

Итак, снова не о языке. И даже снова не о мове. Прошлая неделя была не о них, так чего и нам впрягаться? Прошлая неделя вся была о вере, предательстве, коварстве, отваге, последовательности, цинизме и заранее приобретенных путевках на моря.

Прежде чем обратиться к центральному событию последней пленарной  недели сессии Верховной Рады, немного о женском. Женским на прошлой неделе были две яркие дамы, ярче не бывает. Наталья Розинская, последняя любовь вечного майора Мельниченко, объявившая о начале политической карьеры, почетная великомученица и уже почти почетная святая, еле отбившаяся от полка ментов, обрела свое счастье. Она выходит замуж за означенного бравого майора. Возможно, наш парламент лишится в ее лице новой пассионарии с навыками уложить матом пятерых, но личное счастье превыше всего, чего мы все ей желаем.

Соня Кошкина помирилась с Владимиром Ландиком, обменявшись предварительно захватывающими рыдабельными эпистолами, в результате чего родился новый анекдот, который я приведу в сильно умягченном варианте – вдруг нас читают дети. Так вот – Соня извинились перед Ландиком и пообещала в качестве покаяния лично избить Марию Коршунову. Жестоко, конечно, так стебаться над уважаемой Соней, но я лишь цитирую, к тому же радость от  того, что ситуация разрешилась, думаю, все равно перевесит все уколы. Говорят, разрулить тему удалось с помощью личного вмешательства Президента и Анны Николаевны Герман, строят даже всевозможные конспирологические версии, что, мол, теперь ЛБ будет лояльно относиться к Гаранту и его двору, ну, посмотрим.

Злопыхатели, между тем,  не преминули напомнить журналистке, как она сама советовала Юлии Тимошенко отстаивать свою правоту в суде, но то все таке, не дай Бог нам очутиться в ситуации, когда страшно.

Ну, и хватит о женском, тем более  что 8 Марта далеко позади.

На прошлой неделе парламентское большинство приняло Закон о языках. Кавалерийским набегом, блистательным обманным маневром, блицкригом, разводом как котят. Или, если угодно, подлым обманом, бессовестной манипуляцией, шулерским ходом. Ненужное зачеркнуть. Лично я дико не люблю нарушений процедуры. Во всем. Порядок, устав и ритуал – мои боги. Только они – залог демократии и правильного мироустройства. Но в нашей стране меня то и дело убеждают в том, что средства –  ничто, цель – все, и на процедуры можно наплевать. Переломным моментом на моей памяти стал 2004-ый год, когда страна пережила ни разу не конституционный  третий тур выборов Президента. Тогда как-то почесали правой ногой левое ухо и  объяснили, что с правовой точки зрения таки нельзя, а с политической – таки можно. Чтобы, значит, преодолеть политический кризис. Ну что? Мы согласились, скрепя сердце, потом чествовали  и жаловали нового Президента целых 5 лет, как если бы он был выбран по законной конституционной процедуре.

Потом нашим депутатам и президенту  еще больше понравилось нарушать всевозможные уложения и порядки, принимать и отменять один и тот же закон в течение одного сессионного дня, разгонять парламент по велению революционного правосознания, назначать досрочные выборы киевского мэра и пр., и пр.

И вот, набравшись нехорошего, регионалы вкупе с ситуативными  соратниками приняли закон. Долго сообщали, что  будут бомбить, просили мирное население укрыться в убежища и там пересидеть. Ой, нет. Это так Израиль бомбит гнезда боевиков в Палестине. А регионалы громко предупреждали народ и оппозицию, что полны решимости закон принять, и прямо в эту сессию. Накануне голосования в телеэфире выступил широко известный трибун Яворивский и, трагикомически вибрируя голосом и сильно пересаливая лицом, объявил, что 2 с лишним тыс. поправок не рассмотрены и не могут быть в обозримом будущем рассмотрены, поэтому регионалы получат «а ось вам», а не закон. Вот так весело пошутил Яворивский со всегда насупленными и лишенными чувства юмора донецкими, а они не поняли, да и приняли. Закон. И тут еще соперник Москаля и Ляшко в борьбе за звание самого смешного комика Рады Чечетов не удержамши и нахамимши – мол, развели как котят. Как по мне – ход совершенно дурацкий и нечуткий.

И вот тут состоялось, собственно, главное действо недели. Оскорбленные  оппозиционеры, все, как один, национально сознательные, но в очередной раз про…спавшие свой выход в гримерке, кинулись делать то, что они умеют лучше всего – призывать народ на запэклу боротьбу. Началось  шоу под названием «Оккьюпай Украинский дом». Несколько сотен революционных студентов, общественников, мытцив, менеджеров среднего звена из тех, что переводят документы с украинского на русский и обратно  Рутой  или Гугловским транслейтом,  и примерно равное количество возбужденных журналистов пришли защищать украинский язык от истребления.

Туда же, в Киев, ринулись мэры нескольких украинских областных центров,  чтобы на месте определиться, кого им взять на перевоспитание. Дома уже все нормально, крыши не текут, канализация прочищена, дороги отремонтированы, почему бы факультативно и не заняться  культуртрегерством и педагогикой?

Говорят, там было весело и страшно. В первый день немного позагрызались с Беркутом, побрызгали ребятам в лица из газовых баллончиков, задрались, получили тумаков – те и эти. Хотелось бы посмотреть, где бы были эти смельчаки в цивилизованной Европе, достань они из карманов газовые баллончики против тамошних ментов. Уй, аж дух захватывает.

Сверху  на это эпическое зрелище взирали голодальцы-демонстраторы из числа народных депутатов. Мордатый Кириленко со товарищи объявили, что будут бессрочно голодать, но не уточнили, как долго и до полной ли гибели всерьез. Между тем, осведомленные журналисты точно знали, что утомившиеся на парламентской работе политики уже все озаботились летней вокацией, купили путевки и считают дни до отъезда. Там все включено, поэтому голодать, даже и в защиту мовы, было бы затруднительно. Но пока – повязали на головы специальные повязки, сфоткались на фоне бунтующих народных масс, дали 100500 душераздирающих комментариев на диктофоны и камеры и помахали избирателям ручкой.

Значительно ярче проявил себя Виталий Кличко, который, по одним свидетельским показаниям, вел себя как отважный тигр, пламенный беззаветный борец за мову, которую он, этнический украинец, так и не выучил как следует  и пользуется ею чуть лучше Азарова. А по другим показаниям, он же струсил, занимался лишь самопиаром и прятался от реальной борьбы, которую вели – правильно! Только свободовцы. Вот эти ребята, чьи лица замотаны черными тряпками от шеи до макушки, наверняка подробно изучили преступный закон и нашли в нем явные признаки предстоящего издевательства над украинским языком.

Восторженные юные журналистки, тем временем, угощались прикольными футболками, кокетничали с решительными пацанами, щедро ставили на всех видозвах и декларациях свои негодующие  пидпысы и наслаждались атмосферой свободы и веселья. Лишь иногда отвлекались от борьбы, отбарабанивая на камеры стендапы на державной вперемежку с русским матом в сторону мешающей публики.  Невосторженные же покидали поле протеста с квадратной головой от изумления  ввиду злобы и агрессии борцов, их ксенофобских угроз и посулов взять в руки вилы и автоматы.

Украинские СМИ начинали и заканчивали каждый день боевыми сводками вроде того, что защитники Украинского дома (?) продержались/выстояли еще один день/ночь…

На третий день с утра мы из осведомленных источников узнали, что в 6 вечера пятницы фестиваль будет закрыт, ибо нефиг. Так и вышло. Ляпина и Кириленко объявили, что цель достигнута, лишние килограммы сброшены, звытяга/пэрэмога/победа одержана – ведь закон не подписал ни Литвин, ни Президент. Вот интересно, а если бы в тот   момент все же подписали – сдали ли бы свои путевочки голодавшие за идею?

Кстати, о подписании. Гарант наш, волающий войти в историю миротворцем с плохой памятью, похоже, включил заднего, и я не зря ставила в тотализаторе пятерочку на вариант – не подпишет, ибо зачем?

Однако махание кулаками после драки обильно продолжилось в пятницу вечером, уже после одержанной звытяги, на шоу у Шустера. Снова надувал щеки и пыжил губки Арсений Петрович, ябедным голосом занудно поливавший власть; рвал страсть в клочья Тягнибок, который  – ууу, как бы показал, если бы был в Раде депутатом. Робкие попытки прочитать вслух текст закона, который ясно говорит о том, что никакого сужение роли и места государственного языка в стране он не допускает, были отринуты за ненадобностью.

Я не знаю, как кто, но я смеялась. Со слезами, знамо дело, на глазах.  Ну где эти шарли де голи и голды меиры, где эти тетчеры, которые бы  действительно болели за  страну и были хотя бы условными бессребрениками? Где их план честного обустройства Украины? План, который можно не только курить, но и выполнять? Пока оппозиция принципиально и  смело покидала зал заседаний, большинство напринимало тьму законов, говорят, потенциально коррупционных и разорительных для бюджета. Так где же вы были, борцы со злочинной владой? Почему не легли костьми против этих, по-настоящему коварных, замыслов? Почему не противостояли, не призывали, не голодали?

А им некогда было. Они боролись за то, что, по их же словам, абсолютно не волнует народ Украины. Посылали воздушные поцелуи электорату. Показывали, кто свой, кто – чужой. Дружили против. Кривлялись на эфирах. Искали себя в списках. Складывали чумайданы на моря…

И завтра был тот же день сурка.  Огневые борцы за здравие украинского языка продолжили общаться на русском. Интернет-сайты – хедлайнеры движения «Я русский и ненавижу свой родной язык» – продолжили выходить на русском, а на вопрос «почему» их лучшие перья отвечали кратко «потому что». А ведь сетевым ресурсам  нельзя отмазаться тем, что нераспроданный тираж пойдет в утиль и в убыток. Интернет-сайт не может пойти в утиль, поэтому надо  смело перейти на украинский, чтобы быть последовательным и честным борцом за идею, прямо  смотреть оппонентам с глаза, а не прибегать к аргументам вроде «как только мы придем к власти, мы вас, проклятых украинофобов, рупор Кремля, развесим на осинах». А пока  для себя коллеги свободу выбора хотят и имеют, и злобно отстаивают,  а для других, незрелых и несмышленных – зась… Спички детям не игрушка.

Справедливости ради, нужно отметить, что часть сограждан перешли на украинский, но это непременно демонстративно, героически,  с пафосом, с девизом «я роблю внесок в розвиток мови». А не надо делать взносы, вы просто пользуйтесь!

Идейные борцы продолжили сражаться на просторах  Интернета, пытаясь впихивать невпихуемое в национально незрелые мозги сопротивленцев.  У них появился новый когнитивный диссонанс – нардеп Олийнык в телеэфире попытался призвать к терпимости и уважению прав друг друга, чтобы, сказал он, всем уютно жилось в нашей дорогой Украине. «Вот же гад! Это же надо – сам украинец, а попер на украинскую мову! Да морду ему всю  испаскудить,  предателю», – заобижались борцы, одновременно не видящие никакой беды в том, что русскоязычные витии с отвращением говорят об открывшихся для их родного языка перспективах. Более чем скромных, кстати.

В педагогике есть основополагающий принцип – когда вы пытаетесь приучить ребенка к чему-то, он должен делать, как вы делаете. А не делать, как вы говорите. Но от нас, взрослых,  по-прежнему требуют делать, как говорят другие взрослые – сами бесконечно далекие от навязываемых образцов…

P.S. Кстати, о патриотах. Есть довольно примелькавшееся выражение о том, что в капле воды отражается весь океан. А ведь таки да. Тот же Владимир  Олийнык посулил американцам, которые грозятся санкциями Украине, что мы тоже можем применить некие ответные санкции. Учитывая, что американский бизнес имеет в Украине свои  немалые интересы, а их всевозможные фонды  – целую сеть тех, кого в  самих Штатах же называют иностранными агентами (прочитайте это внимательно!), то, вероятно,  некие ответные шаги возможны.

Но что тут началось в самой патриотичнейшей среде! Только что умиравшие от любви к Родине  тут же порвали на себе вышиванки и шаровары от саркастического смеха. Как только ни издевались мастера разящего гротеска и акулы клавиатуры над самой  идеей, что Украина проявит свою субъектность, выйдя из привычной позы вассала. Смысл стеба заключался в том, что куда нам, мелкой мошке и надоедливому гнусу, угрожать Соединенным  Штатам. Где мы, ничтожные мелкие  людишки, и где они – исполины добра, света и мощи. Чего сказать? Патриотично. Заплевать слюнями родную страну в соревновании, кто сделает это искуснее и сочнее. Патриотично, господа.

Нюра Н. Берг

Тэги: отжыг
Loading...

blog comments powered by Disqus