Какой президент Украины нужен России?

Несмотря на Крым, разговоры о легитимности нового президента и полярное отношение к противникам киевской власти на востоке, точка невозврата во взаимоотношениях двух государств не пройдена…

В последних интервью избранного президента Украины Петра Порошенко, а также в интервью, которое дал «НГ» исполняющий обязанности министра этой страны Андрей Дещица, нет ультимативности. Есть обида из-за Крыма. Есть раздражение, связанное с комментариями Москвы по поводу легитимности новой украинской власти. Есть отличная от официальной российской точки зрения позиция относительно роли, которую РФ играла и играет в событиях на востоке и юго-востоке.

Есть концептуально-терминологическое несогласие с Москвой. Например, Киев настаивает на «децентрализации власти», а не на «федерализации», так как в последней видит красивый словесный камуфляж для окончательного разделения страны.

Ни Порошенко, ни Дещица не предлагают конкретных механизмов преодоления российско-украинского кризиса, но при этом не выдвигают заведомо и принципиально невыполнимых требований, зато настаивают на обязательной нормализации отношений.

Если российская власть также заинтересована в такой нормализации, то высказывания избранного президента и министра для нее должны быть важными. Они означают, в частности, что, несмотря на Крым, разговоры о легитимности и полярное отношение к противникам киевской власти на востоке, точка невозврата во взаимоотношениях двух государств не пройдена. Еще можно если не обнулить, то перезагрузить отношения.

Официальная позиция Москвы на данный момент заключается в том, что выбор украинского народа она уважает. Аналогичный термин был употреблен недавно применительно к итогам донецкого и луганского референдумов. Одновременно российское государственное телевидение практически не меняет риторики. Операция на востоке остается «карательной». Гости в студии продолжают говорить о «киевском фашизме». Тональность разговоров о Петре Порошенко варьирует от скептической («поменяли шило на мыло», «Янукович 2.0») до негативной, саркастической, пренебрежительной («шоколадный король»).

По всей видимости, в значительной степени эта риторика является инерционной – так привыкли говорить в последние месяцы, новых указаний на сей счет не поступало. У власти же есть время для того, чтобы самой себе ответить на главный вопрос: чем сегодня является Украина для России? По большому счету возможных ответов здесь три.

Ответ первый. Украина – это провалившееся государство, которое в принципе в нынешнем виде не может иметь нормальной, легитимной власти. Его нужно разобрать и собрать заново, начать играть по новым правилам. В этом плане не имеет значения, кого украинцы избрали своим президентом. Такая скептическая позиция возможна и отчасти даже озвучивалась российскими властями. Но, если Москва ее занимает, не очень ясно, почему она медлит с признанием Донецкой и Луганской республик.

Ответ второй. Украина – проблемное государство. В перспективе неблагополучие Украины не выгодно России, зато выгодно скорейшее налаживание партнерских отношений. Поэтому России не все равно, кто избран президентом Украины. Предпочтительно, чтобы это был прагматик. Вариант Петра Порошенко хорош, потому что он выглядит прагматичнее многих конкурентов.

Ответ третий. Украина в данный момент нужна российской власти как инструмент накачки собственного рейтинга. Это вариант Грузии Михаила Саакашвили 2.0. В связи с этим предпочтительно избрание украинским президентом радикала. Если избирается прагматик, то медиа должны выставить его радикалом («Порошенко такой же, как вся хунта, он продолжает карательную операцию»).

Ответы номер один и номер три означают сохранение статус-кво. Ответ номер два означает, что поддержка восточных повстанцев была лишь картой в политической игре. Звучит цинично, но большой политики без этого не бывает.

Тэги: Россия, выборы президента
Код блока:
Loading...

blog comments powered by Disqus
Новости | NetGameSlots.com
Новости | NetGameSlots.com