Винский: «Заявления о том, что Ющенко не травили — чья-то глупая игра»

Читати цю новину російською мовою
Винский: «Заявления о том, что Ющенко не травили — чья-то глупая игра»
«Я не говорю, что знаю, чем, кто и как травил. Но ведь это очевидно, я был рядом с ним и видел, в каком он состоянии. Этот человек был на грани смерти».

В альянсе с Тимошенко независимые эксперты прочили ему завидные перспективы (тут, а не в Соцпартии он может раскрыть свои способности в полной мере, потому что здесь есть масштаб). Но неожиданно Винский ушел и из Кабмина …

Теперь за большой политикой наблюдает со стороны, хотя уверен, что обязательно вернется в нее. А еще считает, что Украину спасет исключительно альтернатива нынешнему властному дуализму. Интересно было расспросить именно его — по собственному решению или из-за каприза судьбы оказавшегося вне власти — о больших и малых политических секретах тех, кто в большой политике остался. 

СОВЕТЫ ПОСТОРОННЕГО

 — Иосиф Викентьевич, в общении с депутатами иногда всплывает ваша фамилия. Когда это происходит, депутаты обычно улыбаются, мол, «Иосиф — человек хитрый: он и от дедушки ушел, и от бабушки ушел». Скажите, вы сами-то себя не перехитрили?

 — Что вы, нет! (Смеется.) Я  — человек не хитрый, я принципиальный. О хитрости обычно говорят те, кто в Раду приходит «с хитринкой»: не для того, чтобы работать, а чтобы решать свои дела.

Знаете, когда мне предложили стать вице-премьером в Кабмине Януковича, я не стал в это ввязываться и ушел в никуда. А чуть раньше покинул Соцпартию, которой отдал столько лет своей жизни. И из Кабмина ушел с должности министра транспорта — а это, заметьте, очень «жирное» ведомство! Ни один министр транспорта за все годы независимости не оставлял должность, а я написал заявление «по собственному», вступил в политический конфликт — что же это за хитрость?!

Так что тот, кто говорит о «хитром Винском», попросту не понимает, что даже в политике есть принципы. Впрочем, маленькая хитрость у меня все же есть.

 — Какая же?

 — Я умею начинать с нуля…

 — Есть интересная закономерность: на каждых выборах Украина получает двух без-альтернативных кандидатов. В 1999 году — Кучма и Симоненко, в 2004 году — два Виктора… Думаете ли вы, глядя со стороны, что на этот раз шанс у третьего кандидата есть?

 — Заметьте, в 1999 году Кучма имел низкий рейтинг, и его заданием было построить кампанию так, чтобы его поддержал протестный электорат. Поэтому он сделал все, чтобы Симоненко оказался во втором туре.

Когда меня критикуют за «каневскую четверку» — а я был одним из ее идеологов, — я свято верю, что это был единственный способ для того, чтобы во втором туре оказался не лидер КПУ, а кто-то другой, в данном случае Мороз. Это была идея объединения всех против двух. Увы, Кучме удалось сломать «четверку».

Помните, мы все-таки договорились между собой в четверг, а в субботу кто-то совершил теракт в Кривом Роге (тогда неизвестный швырнул гранату в толпу, слушавшую выступление Натальи Витренко. — Прим. авт.), и в понедельник договоренность была разорвана … В итоге Кучме удалось устроить выборы без выборов.

В 2004 году была реальная кампания, и Кучма тогда отошел. Своим преемником назначил Януковича, причем поступил сильно: собрал всех своих штабистов и сказал: «Янукович… Точка». Ющенко же объединил всех оппозиционных. Тогда власть боролась с оппозицией, и победила оппозиция.

У меня есть опасения: формат выборов, который выстраивается сегодня, это не 2004 год, это копия 1999 года. Тупиковый вариант… А для страны нужен вариант развития, нужен президент, который сможет «перезапустить» систему.

 — Может, вы знаете, кто станет президентом?

 — Я не знаю, кто станет президентом, но очень хотелось бы, чтобы им стал свежий человек, не Тимошенко и не Янукович. Потому что против них — 60% граждан. То есть электоральная база для того, чтобы появилась третья сила и был новый политик, который выйдет во второй тур, есть. Но президентом нельзя стать без тяжелой борьбы.

РАДА СТАЛА ИНСТРУМЕНТОМ КОНФЛИКТОВ И ТОРМОЗИТ СТРАНУ

 — Еще бы! Нынешнего президента вообще отравили во время предвыборной кампании!

 — На днях я прочитал сообщение, что у кого-то появились сомнения, мол, Ющенко не травили. Знаете, это чья-то глупая игра. Я не говорю, что знаю, чем, кто и как травил. Но ведь это очевидно, я был рядом с ним и видел, в каком он состоянии. Этот человек был на грани смерти.

Очень плохо, кстати, что, имея такие возможности, как у президента, он до сих пор не обнаружил заказчиков. Для него ведь это уже вопрос чести. Как и дело Гонгадзе, убийства Вячеслава Чорновила и Гетьмана. Это резонансные дела, на которые общество непременно должно получить ответ от право-охранителей. Если ответа нет — надо принимать радикальные меры относительно самих органов.

 — А почему не нашли до сих пор — не искали?

 — И не хотели искать. Ведь отравление Ющенко — это дело, которое можно расследовать за короткий период времени: все передвижения кандидата в президенты очень просто отследить, все его встречи, контакты — до мелочей, имея такую правоохранительную систему.

 — Как, по-вашему, будет ли принят бюджет, предложенный Тимошенко? И нужна ли нам такая Рада вообще — с шатким большинством и постоянно заблокированной трибуной?

 — Не думаю, что эта Рада когда-либо вообще что-нибудь примет. Рада стала инструментом для создания конфликтов, она тормозит страну. Ее нужно немедленно переизбрать.

 — Делать это, наверное, придется уже новому президенту?

 — Да, это технологический вопрос. Рада, которая за год после избрания имеет уровень доверия среди населения 4 процента, a priori не отображает настроения людей. В демократических странах в таких ситуациях происходит «перезапуск». У нас же говорят, что слишком частые выборы — это плохо. Но страна живет в переходный период, и лучше частые выборы, очищающие власть, чем пятилетние застои.

«СЕЙЧАС НАКОНЕЦ ЧУВСТВУЮ СЕБЯ СВОБОДНЫМ»

 — Когда мы с вами встречались в прошлый раз, вы были еще в кресле министра: постоянные посетители, нервные помощники… Сейчас, наверное, стиль жизни и работа весьма изменились.

 — Что вы! Изменилась только специфика. Сейчас наконец чувствую себя свободным, а человеку, который трудится в кресле министра, график диктует начальство. Я же не могу не пойти на совещание к премьер-министру, на заседание правительственного комитета, не могу проигнорировать СНБО и не могу не явиться в парламент, если там нужно мое участие. Вечером я не знал, что будет утром. На работу к семи приезжал: в такую рань высокое начальство еще спит, и я мог спокойно поработать. А сейчас свой график планирую сам: нет начальника, и чиновником я быть перестал.

 — На что сегодня уходит ваше рабочее время, вы же ушли из политики?

 — Не совсем… Ведь я возглавляю общественную организацию социал-демократической направленности «За демократию и справедливость». А недавно стал координатором объединения политических партий «Набат»: в него вошли около 30 партий. Знаете, мы хотим изменить политическую систему координат, в которой живет страна, потому что так дальше нельзя. Рад, что собрались разные люди, имеющие целью творить добро для страны.

 — Сможем ли мы через два-три года после окончания кризиса жить так же, как в 2008 году?

 — Нужно различать падение уровня жизни в начале 90-х годов и сегодня. Тогда мы «падали», имея колоссальный запас прочности со времен СССР. За 18 лет все это растратили, а своего создавали мало. В итоге нынешний кризис встретили, имея всего 70 процентов ВВП от того, что было в 1990 году. Сегодня мы фактически «падаем» не с какого-то пика, а с этих самых 70 процентов. И «падаем» серьезно: думаю, по итогам года ВВП рухнет на 14 процентов и страна откатится до уровня 2003 года. Диспропорция между бедными и богатыми увеличивается, и я считаю, что будут социальные катаклизмы.

 — А вы сами заходите в продуктовые магазины? Знаете, какие там цены?

 — По магазинам не хожу — о ценах знаю от жены и дочери. В моей семье закупки — их компетенция.

 — Кризис на своем кармане ощутили?

 — Безусловно! Хоть наша семья никогда не жила особенно роскошно, свои расходы нам пришлось сократить. Живем мы за городом, и я использую более экономную машину, чтобы ездить на работу. Меньше бензина трачу, например.

КСТАТИ

Немного о личном

Свою частную жизнь Иосиф Винский от прессы скрывает так же тщательно, как гномы прячут легендарные горшки с золотом. Впрочем, для «Комсомолки» сделал небольшое исключение и рассказал о своем увлечении — садоводстве. Оказалось, в этом году экс-министр переехал в дом дочери, за Киев. Дом был новехонький, естественно, без зеленых насаждений.

 — Тогда я принялся за дело: яблони, груши, вишни, черешни, крыжовник. Мне нравится наблюдать, как небольшие саженцы вырастают в деревья — вот груша в этом году уродила, и черная смородина, и немного шелковица.

 — В отличие от президента деревья садите только в своем саду?..

 — В комсомольской юности засаживал деревьями и берега Днестра. Сейчас же дом, в котором живу, обязательно обсаживаю садом: делал так и в Хмельницком, и в Каменце-Подольском, и в родном селе. Первое дерево, папировку, посадил, когда мне было шесть лет.

  • 63
  • 13.10.2009 14:02

Коментарі до цієї новини:

Останні новини

Головне

Погода