Загрузка...

Сугоняко: Никто не думает о стране. Народ ограблен, страна разграблена

Мы набрались кредитов за рубежом, банки, корпорации наши и государство позже уже набрала — все мы закредитованы. Затем закредитировали людей — все мы в долгах: от обычного человека, предприятия в бюджет.

«Мы набрались кредитов за рубежом, банки, корпорации наши и государство позже уже набрала — все мы закредитованы. Затем закредитировали людей — все мы в долгах: от обычного человека, предприятия в бюджет », — заявил в беседе с Радио Свобода президент Ассоциации украинских банков Александр Сугоняко.
Роман Скрыпин: Не надо, наверное, говорить, какие вопросы возникают у людей после событий в Белоруссии, после того, как во многих отложились в памяти 1998-й, 2008 годы. Многие в панике сейчас в Украине, с опаской наблюдает за колебанием гривны относительно доллара и относительно евро.
 
Многие говорят, что есть угроза стабильности национальной валюты, что она может быть девальвирована, как это произошло в Беларуси. Есть ли для этого условия?
 
Многие отрицает. Говорят, что краткосрочная или среднесрочная перспектива — гривне ничего не угрожает. А если принять правильные меры, то ничего и не будет угрожать. И последние слова даже Премьер-министра и Председателя НБУ о том, что гривня останется стабильной.
 
Каков Ваш прогноз, господин Сугоняко?
 
Александр Сугоняко: Гораздо правильнее давать характеристики, чем прогноз.
 
Когда у нас в конце 2008 года был такой сумасшедший обвал и колебания, то отсюда никак не шло, что в Беларуси за нами должна была состояться событие. Сейчас в Беларуси сложились такие экономические предпосылки, кстати, политические тоже, которые привели к девальвации. В первую очередь причина заключается в том, что они не добрали просто поступления от своего экспорта валюты и спрос на импорт оставался спрос на валюту существовал на рынке, а поскольку валюта не пришла по экспортным контрактам, они не смогли реализовать какие-то свои продукты, в том числе и на российских рынках, то это и привело к обвалу белорусского рубля.
 
За этим стоят совершенно конкретные факты, которые не могли не закончиться тем, чем они закончились. Могли бы в принципе закончиться по-другому, если бы Лукашенко смог занять средства или в России, или в МВФ или в ЕС.
 
 — Просят и там, и там.
 
 — Но ему никто не дал. То есть кто из этих сил хотел, чтобы так произошло. Вот и все.
 
 — В Украине есть угроза девальвации гривни?
 
Если сегодня я называю цифру 3 миллиарда, то в 2008 году было 14 миллиардов отрицательное сальдо. Почти 40 миллиардов на сегодня валютных резервов. НБУ способен стабилизировать валюту

 — Ища ответ, нужно смотреть на политические аспекты, на макроэкономические и, собственно говоря, на чисто банковские, нацбанковские проблемы.
 
С политикой? Мы здесь вряд ли с ней разберемся. Если, скажем, была бы команда сегодня вытечь валюте, которая пришла сегодня спекулятивным капиталом с Украиной, в один момент, без сомнения, гривна заколебалась бы по той простой причине, что торговый баланс у нас дефицитный, по товарам более чем 3 миллиарда дефицит. Это могло бы привести к обвалу. Ну, не к обвалу, но к девальвации гривны.
 
Но надо помнить, что если сегодня я называю цифру 3 миллиарда, то в 2008 году было 14 миллиардов отрицательное сальдо. То есть в то мере это было. Помним также, что почти 40 миллиардов на сегодня валютных резервов. То есть при такой ситуации, даже если бы капитал резко отошел, то НБУ способен стабилизировать валюту. Это, если говорить, фотография сегодняшнего дня. На сегодняшний день предпосылок говорить, что завтра у нас могут быть проблемы на валютном рынке — нет.
 
Но если говорить о перспективе, тенденции, то надо смотреть на наш экспорт, как у нас там ситуация, т.е. экспорт уменьшается, увеличивается, поступление валюты в страну увеличивается, уменьшается, соответственно импорт мы больше покупаем или менее покупаем.
 
В последнее время у нас импорт превалирует. Власти и НБУ недостаточно уделяют внимания, чтобы этого не было

Должен сказать, что тенденции здесь плохие. В последнее время у нас импорт превалирует, импорт растет быстрее, чем экспорт, и торговое сальдо отрицательное увеличивается с каждым годом. И эта тенденция негативная. И, на мой взгляд, власть и НБУ недостаточно уделяют внимания, чтобы этого не было.
 
Мы снова забыли, что в 2006-м и в 2007 годах мы соответственно на 11 и 12 млрд купили автомобилей…
 
 — Вы имеете в виду через кредитование?
 
 — Ну, да. Ну, вообще эти средства, которые ушли из Украины на покупку автомобилей. В те годы примерно менее 10 миллиардов в нас шло в год на энергоносители. Представляете! Можно подумать, что автомобили — это критический импорт для Украины. Мы могли бы этих 20 миллиардов направить на построение каких заводов, которые могли бы выпускать…
 
 — Подождите, это же частные средства людей или средства, занятые у банков. Но люди занимали, но несли ответственность. Поэтому не регулируйте это.
 
Ответственность-безответственность привела к девальвации гривны в 1,6 раз. М »мы с вами пострадали, в том числе те люди, которые брали валютные кредиты, получили дополнительно по Украине дополнительный долг в сумме аж 180 миллиардов гривен за девальвации!

 — Но в результате эта ответственность-безответственность привела к девальвации гривны в 1,6 раз. И все мы с вами пострадали, в том числе те люди, которые брали валютные кредиты, получили дополнительно по Украине дополнительный долг в сумме аж 180 миллиардов гривен за девальвации! Вот это такие подарки, которые мы получили через бестолковую политику в области экспорта-импорта.
 
Если говорить о тенденциях немножко отдаленные, то если бы у нас была более сбалансированная позиция по экспортно-импортной политике, то можно было бы смотреть перспективно и в будущее. Особенно учитывая качалку, которая сегодня существует — то доллар укрепляется, то евро.
 
Если бы страна Украина стала больше внимания уделять собственной валюте, чтобы мы заботились об укреплении курса гривны не к евро, не к доллару, а к салу, к хлебу

Но мы должны еще что видеть? Что эта качалка, которая отвлекает внимание, они вместе все проседают. Что это значит? Стоимость доллара в золоте падает, евра падает, а цены на товары в мире растут. Это говорит о начале серьезной инфляции мировой. И вот в этих условиях, если бы страна Украина стала больше внимания уделять собственной валюте, действительно, чтобы она была у нас монопольная на нашем рынке, чтобы у нас не было валютных кредитов, чтобы мы заботились об укреплении курса гривны не к евро, не до доллара, а к салу, к хлебу, стабилизировать…
 
 — То есть фактически наполнять национальную валюту товарами, которые производятся здесь?
 
 — И тогда этот кризис для нас была бы не столь актуальной.
 
 — Я скажу так: по барабану была бы и кризис.
 
Но оно так не есть на сегодняшний день. И многие ставят в зависимость стабильность национальной валюты до заведения инвестиций в Украину. И многие говорят, что это нарочно сдерживается, по крайней мере сдерживается правительством, неконтролируемое заведения инвестиций, объемы инвестиций, которые входят в Украину, чрезвычайно малы.
 
Это правда? Или ложь? И для чего сдерживать инвестирования?
 
Мы набрались кредитов за рубежом, банки, корпорации наши и государство позже уже набрала — все мы закредитованы. Затем закредитувалы людей — все мы в долгах: от обычного человека, предприятия в бюджет

 — Есть инвестиции и инвестиции. Если говорить о правильном подходе, то правильный подход — это когда средства из заграницы, минуя банки или через банки, но не как кредиты, как прямые инвестиции идут на создание новых рабочих мест, строительство новых заводов, на которых украинская получают рабочие места, получают зарплату , производят продукт, продают и так далее.
 
Например, наши банки привлекли состоянием перед кризисом 2008 года 39 миллиардов долларов кредитов из заграницы. 39 миллиардов! Чехия — ноль. Но инвестиций Чехия получила в раз, наверное, пять больше, чем Украине, прямых инвестиций в экономику на создание рабочих мест, на производство товаров, которые они и продавали. У нас наоборот.
 
Мы должны, набрались кредитов за рубежом, банки, корпорации наши и государство позже уже набрала — все мы закредитованы. Затем закредитувалы людей — все мы в долгах: от обычного человека, предприятия в бюджет. Ясно, что в таких условиях инвестиции идти в страну не будут.
 
 — Но есть и другое мнение, что их просто сюда не пускают, т.е. не способствуют заведению инвестиций в Украину.
 
Условия для инвестиций в Украину очень плохие

 — Я не думаю. Кто сюда хочет идти, кроме той ситуации, о которой я сказал?
 
Еще существует здесь ситуация с бюрократией, с судами, с обеспечением прав инвестора и кредитора. Риски страшны! Поэтому и не идут. Они лучше пойдут через кредит. Почему? Потому что в кредите там хотя бы в процентных ставках риски заложены. Вот и все.
 
То есть условия для инвестиций и национального капитала, и западного, или любого, или восточного в Украине очень плохие. Это же известно. Мы на последних местах по условиям для бизнеса. Это известно всему миру.
 
 — Но власти обещают провести необходимые реформы, улучшить инвестиционный климат. Ну, это как некая мантра звучит.
 
Но за одного правительства, начиная даже с 2004 года, если говорить об определенных свободы, тогда получила Украины, потенциал не использован действительности. Почему так происходит?
 
У нас до сих пор продолжается распределение или перераспределение собственности

 — У нас до сих пор продолжается распределение или перераспределение собственности. И, похоже, те люди, которые стали собственниками, они лучше способны к присвоению, чем к тому, чтобы строить творческий процесс производства. Это разные функции и разные структуры мозгов, видимо, надо иметь, чтобы перейти от того, чтобы у кого забирать.
 
 — То есть фактически идет вымывание национального ресурса.
 
 — Паразитирование на том потенциале, который был создан ранее.
 
Я скажу более того, ситуация в банковской системе — это отражение или зеркало ситуации в экономике. Банковская система. Порядка 20-25% было перед кризисом кредитов в экономику в реальный сектор, а остальные потребления импорта, торговля, где тоже импорт, ипотека, где 70% комплектующих — импорт и т.д.
 
Ясно, что сколапсування собственной экономики сопровождалось проблемами банковской системы. Выход из кризиса, который есть, может быть только один — это развитие, создание новой украинской банковской системы, замкнутых циклов и т.д. Другого варианта просто нет.
 
 — А когда будет создана? Вы говорите: других вариантов нет. И это вопрос времени, насколько я понимаю.
 
 — Это вопрос политики.
 
 — Политики и времени, так как Вы говорите: другого варианта нет.
 
У нас проблема недовиробницва. У нас низкий уровень потребления

 — Нет.
 
Вот может избежать Украине кризиса? Может! Причем гораздо легче второй волны, чем, скажем, Германия. Почему? Германия — это страна, имеющая проблемы с перепроизводством. Ее мощности загружены, она производит, но продать не может. Не продала — рабочие не получили зарплаты — политические бунты и т.д. Это то, что их может ожидать, если они не реализуют. И пока к этому времени мы покупаем то, что делается.
 
У нас проблема другая. У нас есть проблема недовиробницва. А наладить производство гораздо проще в стране, если за это взяться, дать рабочие места, привлечь действительно инвестиции для производства. У нас же проблема в том, что у нас низкий уровень потребления. Америка не может увеличить уровень потребления. У них вот так вот.
 
 — По самую завязку.
 
 —… Зашкаливает. Правда? Захотел — на тебе дом на сегодняшний день и все, что в том доме нужно. У нас уровень потребления мизерный. Элементарно: молоко, мясо и т.д., рубашки, брюки — все товары Бог знает где.
 
 — Это уровень не потребления, а выживание, я бы сказал.
 
 — Если развернется… Рано или поздно придет власть, которая это будет делать.
 
 — Вопрос во времени. Когда? Я же Вам об этом и спросил.
 
 — Это уже политический вопрос. Это не вопрос для президента Ассоциации украинских банков.
 
 — Вы же общественный и политический деятель.
 
 — Это Вы меня так обозвали.
 
 — Это не я Вас так обозвал, это Вас так обозвала Wikipedia, если быть точным, там так написано.
 
 — Нет к тому никакого отношения.
 
 — Wikipedia редактируют определенные люди, есть конкретные люди, которые могут быть анонимными.
 
 — Да, хорошо, я являюсь президентом Ассоциации украинских банков 18 лет.
 
 — Вы за этим всем наблюдаете — Вы знаете процессы изнутри.
 
Мы знаем, помимо прочего, то, что в 2008 году во время кризиса, когда банки оказались в кризисном состоянии, чем занялось государство? Она начала рекапитализировать банковский сектор.
 
 — Она стала поддерживать те банки крупные, с которыми она не знала, что делать.
 
 — Вот!
 
 — Какие фактически стали банкротами.
 
 — А эти банки стали банкротами из-за чего? Через выдачу кредитов, через заимствование средств, за невозврата кредитов…?
 
 — Через рисковую кредитную политику. Они навидавалы кредитов, которые не возвращались. Если там не было криминалитета безусловно, если они не выдавали подставным фирмам каким, просто разворовывали банки. Я не знаю.
 
 — Но есть огромное критика того, что эти банки не заслуживали рекапитализацию, на поддержку со стороны государства, на вложение средств. Почему? Потому что эти средства сразу «вымывались». Это превратилось во время кризиса 2008-2009 годов на черную дыру в большинстве случаев. Эти деньги даже направлялись на покупку и перепродажу долларов. Опять же мы знаем такие случаи. Но государство все равно вкладывала, вкладывала, вкладывала деньги в частные банки, делая там, я так понимаю, вводя временную администрацию или перепродавая в другие руки.
 
Дело не в этом. А дело в том, что фактически вместо того, чтобы дать умереть потому, что мало умереть, и чтобы люди несли ответственность персональную, государство отдало деньги, то есть вытащила из кармана у каждого из нас, частному бизнесу. И то, что мы наблюдаем в истории с банком «Надра», с «Укргазбанком» — все очень странные истории действительности.
 
Почему мы должны рекапитализировать частные банки, которые попали в сложную ситуацию, а потом еще и «нагрели руки» на этом их владельцы?
 
 — Здесь не хотелось бы быть в качестве прокуроров. Тут надо разобраться.
 
Есть моменты такие, о которых Вы говорите, что разворовали, не разворовали по сути банки. Надо прочим, не нам с Вами разбираться, чтобы говорить…
 
 — Ну, рекапитализированы банк. Сейчас не будем называть. Банк выходит на валютную биржу и скупает доллары по одной цене, а потом продает по другой. Это называется спекуляция фактически. Те деньги, которые не должны быть направлены тогда на куплю-продажу долларов, но такие вещи происходили. И НБУ на это смотрел, закрыв глаза или просто отвернув голову, возможно. Возможно, в этом кто был заинтересован.
 
Наконец, это связывают с бывшим Председателем НБУ и бывшим президентом Ющенко, такую ​​политику, что они в этом были заинтересованы.
 
Банкротство крупного банка — это обширный инсульт широкомасштабный, маленький банк — это маленький, но инсульт

 — Банки, о которых Вы говорите, попали тогда в финансовые затруднения, если не стали банкротами. Помогать им или не помогать — в принципе должна определять политика, т.е. государство, то есть убытки были бы меньше для нее: или закрыть этот банк…
 
Но банк — это же всегда кусок экономики, большой банк — крупный кусок, банкротство крупного банка — это обширный инсульт широкомасштабный, маленький банк — это маленький, но инсульт, так как предприятия, которые там имеют средства, они бы теряли средства, и люди так же соответственно, кроме той суммы гарантувань.
 
То есть этот вопрос, с одной стороны, экономический: подошли, посчитали, есть еще капитал, что дешевле — закрыть или влить средства? Я думаю, что их проще определенно было бы закрыть. Это я так думаю с тех цифр, которые у меня есть.
 
 — Несмотря болезненный процесс для вкладчиков и т.д.
 
 — А вкладчикам нужно было отдать по 150 тысяч.
 
 — Если они были.
 
 — Если бы их не было, по закону, все равно надо было бы отдавать. Тогда надо было бы брать кредит у НБУ и отдавать им. Но отдавать надо бы. А у кого был миллион, тогда тот не получил бы.
 
Но Вы правы в том, что политики брали деньги из бюджета, капитализировали эти банки по сути, давали средства на то, чтобы они держали, переводили там из «Укрпромбанка» в «Родовид», с «Родовид» в «Сбербанк», водили этих людей, эту козу. Платя по сути средствами налогоплательщиков из бюджета для того, чтобы сохранить политическую стабильность и не нести ответственность за происходящее.
 
Поскольку доверие к власти очень низкая, а банкротство банка — это социально-политическая дестабилизация за этим бы шла, то они выбирали такой путь, который они делали за того, что наши вкладными есть люди чрезвычайно рассеяны, они не объединены. Это миллионы людей, которые могли бы создать очень сильную силу и заставить…
 
 — Но Украина в этом не была уникальна. Мировой опыт говорит о том, что это помогало населению сконцентрироваться и делать правильный выбор, в какой банк вкладывать деньги, какому банку доверять сбережения или не доверять сбережения.
 
Мы имели такую ​​историю с трастовыми компаниями в Украине в действительности, когда люди доверяли деньги, якобы, для обогащения, а затем трасты (Вы знаете, что с ними произошло) были ликвидированы. Целые истории этих пирамид разных.
 
Но все, больше нет таких компаний, больше этого не существует, больше людей не обманут, и люди больше не несут в такие компании свои деньги. То же самое должно произойти и с банками, чтобы банковская система, возможно, была бы надежнее в таком случае.
 
 — Это урок несомненно для всех нас.
 
 — Это не стало уроком. Люди получили деньги, банкиры получили деньги от государства. И дальше происходит то же самое. Сейчас так же в валюте дают кредиты. Почему?
 
Каждый день «пребывание в жизни» банкрота — это ущерб для общества

 — У нас более 15 банков все же обанкротилось. Фонд гарантирования покров по вкладам населения в этих банках небольших. А вот крупные банки были поддержаны государством.
 
Я еще раз говорю, что за того, что власть не пользуется доверием, и она не могла пойти на те шаги, на которые, например, шел Рузвельт, имея поддержку. В 1933 году как он выходил из кризиса?

Источник:
Тэги: Украина, Экономика, Сугоняко

Новости по теме

Убийство иранского генерала ракетами США скажется на экономике Украины

Об этом заявил министр развития экономики, торговли и сельского хозяйства Тимофей Милованов.

Дело Роттердам+ окончательно развалилось – обнародована официальная экспертиза

В отчете КНИИСЭ указывается, что эксперты пришли к выводу об экономической обоснованности Постановления НКРЭКУ №289, более известного как «формула Роттердам+».

НАБУ и САП пытались сфабриковать доказательства по делу «Роттердам+»

НАБУ и САП пытались сфабриковать результаты экспертизы по делу «Роттердам+», чтобы доказать якобы незаконность формулы, но эксперты отказались предоставлять следствию выводы, противоречащие реальной ситуации.

blog comments powered by Disqus
Новости | Слоты
Новости | Слоты