Shell пришел

The Wall Street Journal, The Financial Times и The New York Times на этой неделе живо обсуждают подписание в Давосе трехстороннего соглашения о распределении добытого сланцевого газа на Юзовской площади в Донецкой и Харьковской областях.

The Wall Street Journal в статье «Украина подписала газовое соглашение с Shell» отмечает, что соглашение с Shell является историческим – шагом к уменьшению зависимости Украины от поставок газа из России и шагом к ослаблению экономического и политического давления Москвы.

В то же время издание упоминает о другой нефтегазовой компании – Chevron, которая в прошлом году получила право на разработку Олесской площади в Западной Украине, и отмечает, что ее намерениям сопротивляются националистические политики из-за вопросов сохранения окружающей среды.

Журналист The Financial Times Нил Бакли в сообщении «Газовое соглашение Украины с Shell: будут и следующие?» в редакционном блоге beyondbrics высказывает мнение, что подписанное в Давосе в четверг соглашение будет не только способствовать сокращению энергетической зависимости Украины от России, но и даст необходимый толчок для улучшения инвестиционного климата в Украине, по крайней мере в энергетическом секторе.

В этом году Shell обязалась инвестировать в добычу и разведку в Украине 400 млн долларов (общая сумма инвестиций может превысить 10 млрд долларов), а такая сумма является довольно значительной для страны, поток прямых иностранных инвестиций в которую за все годы независимости составил лишь 50 млрд . долларов. Неудивительно, что Украина рассчитывает на то, что приход Shell и ее пример будет началом больших инвестиций в энергетический сектор крупных игроков этой отрасли.

Впрочем, еще рано спешить радоваться, как считает Бакли. Shell, чтобы принять решение об инвестициях на миллиарды долларов, должен получить убедительные результаты бурения и подсчеты должны показать, будет ли смысл в добыче с экономической точки зрения. Юзовская газовая площадь может и имеет до 4 трлн кубометров сланцевого газа и метана угольных пластов, но их залежи размещены, как правило, глубже, чем в большинстве случаев в Северной Америке и до них может быть труднее добраться. В Польше, например, ExxonMobil отказалась в прошлом году от добычи после того, как получила плохие результаты из опытных скважин. И польские правительственные учреждения снизили оценку своих залежей сланцевого газа.

Энергетические компании давно готовы инвестировать в тех странах и ситуациях, которых избегают другие. Поэтому после соглашения с Shell вряд ли пойдут большие инвестиции в другие отрасли, кроме энергетики, особенно если в Украине не приложат значительные усилия для сокращения коррупции и укрепления правовой базы.

Однако, по мнению Бакли, инвестиционную среду в Украине все-таки можно изменить, если сокращение зависимости от импортируемого российского газа – благодаря соглашению с Shell и другим – позволит Украине теснее интегрироваться с ЕС. А это означает подписание давно ожидаемого соглашения о свободной торговле и ассоциации.

Без нее немногие иностранные компании готовы инвестировать в украинский агробизнес и пищевую промышленность. Она должна дать им возможность свободно экспортировать товары из Украины в единый рынок ЕС. Пока что подписание соглашения кажется отдаленной перспективой – учитывая политически мотивированное преследование Юлии Тимошенко. Но соглашение с Shell может оказаться первым шагом к изменению политического баланса сил.

Журналист The New York Times Стэнли Рид отмечает в своей статье «Украина подписала с Shell соглашение о добыче сланцевого газа», что в Западной Европе крупномасштабное бурение скважин в сланцевых породах маловероятно по политическим причинам, зато в Украине для этого сложилась благоприятная ситуация. Метод гидроразрыва пласта, благодаря которому высвобождают газ из ловушек в сланцах, вызывает вопросы, учитывая возможные последствия для окружающей среды. Впрочем, мировая нефтегазовая отрасль считает, что бывшие советские республики и бывшие советские сателлиты, например Украина и Польша, сильно зависящие от импорта газа из России, будут охотнее идти навстречу энергетическим компаниям в разведке сланцевого газа и бурении скважин с применением метода гидроразрыва.

В Украине есть особый стимул эксплуатировать собственные газовые месторождения, поскольку за последние годы она дважды пережила перекрытия газопроводов Россией во время ценовых споров.

The New York Times рассказывает, что в Украине присутствуют практически все крупные нефтегазовые компании, которые стремятся начать добычу сланцевого газа. Для Shell Украина является важным звеном в планах компании присутствовать в практически каждом новом важном регионе добычи газа (кроме Украины – это Китай, ЮАР, Канада и Бразилия).

Месторождения, которые будет разрабатывать Shell, по правительственным оценкам, могут содержать до 113 млрд кубометров газа, почти столько же, сколько имеет в своих запасах Алжир, крупный экспортер газа. Однако, пока не ясно, какую часть запасов сланцевого газа в Украине удастся добыть. Согласно оптимистичной оценке – от 8 до 11 млрд кубометров газа в год, а это около 20% потребления газа в Украине.

По материалам iPress.ua

Источник:
Тэги: сланцевый газ, shell

Новости по теме

Shell отказалась добывать сланцевый газ и уходит из Украины

Нидерландско-британская нефтегазовая компания Royal Dutch Shell вышла из соглашения о разделе продукции, подписанного ранее для разработки Юзовской газоносной площади в Харьковской и Донецкой области.

«Украинский выбор» призывает бойкотировать «Shell»

7 марта в Донецке активисты Общественного движения «Украинский выбор» провели акцию протеста против добычи сланцевого газа. Участники движения в костюмах химзащиты установили пикет напротив автозапрaвочной станции сети Shell.

Что скрывается за фантастическими привилегиями компании Shell

Щедрые налоговые привилегии для компании Shell, которая будет искать сланцевый газ в Украине, вызывают немало вопросов. Преференции для одной фирмы, отмечают критики, вовсе не означает улучшения бизнес-климата.

blog comments powered by Disqus
Новости | Слоты
Новости | Слоты