Главная » Украина » Экономика
Просмотров 828   КомментариевКомментарии

Российский долг: возможные последствия непростого решения

После безрезультатной встречи министра финансов Украины Наталии Яресько с российским визави Антоном Силуановым на саммите финансовой двадцатки в Лиме, российские СМИ наперегонки затрубили о том, что МВФ официально признал украинский долг перед Россией

После безрезультатной встречи министра финансов Украины Наталии Яресько с российским визави Антоном Силуановым на саммите финансовой двадцатки в Лиме, российские СМИ наперегонки затрубили о том, что МВФ официально признал украинский долг перед Россией межгосударственным. Якобы сама Кристин Лагард сказала об этом главе ВТБ Андрею Костину. Тревожные ожидания подпитываются тем, что МВФ накануне саммита отложил завершение пересмотра действующей программы сотрудничества с Киевом. Ведь если Украина откажется от уплаты межгосударственного долга, она «вылетит» из программы МВФ, а если не откажется, то должна будет уплатить стране-агрессору 3 миллиарда и так чрезвычайно дефицитных для страны долларов.

Оптимисты (главным образом из околоправительственных кругов) считают, что ситуация с «российским» долгом является предсказуемой и контролируемой, а решение о его статусе должно приниматься коллегиально Исполнительным советом МВФ, а не лично г-жой Лагард. Да и сообщать об этом фонд должен официально, а не по секрету в кулуарах. Также в нашу пользу свидетельствуют и последние сообщения о том, что в ноябре (то есть до наступления в декабре даты выплаты по российскому долгу) МВФ планирует рассмотреть изменения в условия кредитования и позволить финансирование государств, у которых есть невыполненные обязательства перед другими суверенами. Так что хоть косвенно это решение может свидетельствовать о высокой вероятности признания украинского долга перед РФ все же государственным, но в то же время оно демонстрирует готовность МВФ сотрудничать с нашим государством даже в случае неуплаты этого долга.

Пессимисты же заметят, что в данном случае самым оптимальным с сугубо практической точки зрения для официального Киева было бы решение МВФ согласиться с предложением Путина выдать Украине дополнительные 3 млрд долл на погашение долга перед его страной. Действительно, для международных кредиторов такая сумма не является не то, что критической, а даже существенно значимой. В то время как перспектива долгих дефолтных разборок в международных судах вряд ли положительно повлияет на настроение потенциальных международных инвесторов, отбивая у них всякое желание к вложениям в Украину. В то же время, с учетом отсрочки очередных траншей как со стороны МВФ, так и ЕС, а также критических заявлений американского посла Джеффри Пайетта в адрес Киева относительно предоставления очередных правительственных гарантий со стороны США, речь может идти о появлении более серьезных, чем обычно, проблем в сотрудничестве Киева с западными партнерами. Учитывая перипетии последних выборов и неубедительную «борьбу» с коррупцией на отечественных территориях, такие опасения не безосновательны. По данным источников ZN.UA, кроме невыполнения антикоррупционных мер, решение Фонда об отстрочке очередной порции финансовой помощи было принято, в первую очередь, из-за неопределенности судьбы налоговой реформы и, соответственно, государственного бюджета на следующий год. Обращая внимание на огромный уровень популизма и коррупции в Украине и отсутствие уверенности, что деньги будут использованы должным образом, кредиторы просто не могут покорно продолжать финансировать партнеров, которым уже давно не верят на слово. И тем более не может быть речи о каком-либо увеличении размеров помощи. Следовательно, как бы там ни было, любые оптимистичные аргументы проблемы «российского» долга с повестки дня не снимают. Нам все еще угрожают и дефолт по этим обязательствами, и судебные иски агрессивно настроенного кредитора. Какими могут быть варианты дальнейшего развития событий и соответствующие последствия? Для читателей ZN.UA аналитический поиск ответов на эти вопросы, провел Василий БАШКО.

Последние месяцы были жаркими для Министерства финансов — правительство страны успело побывать в состоянии дефолта и достичь договоренности о реструктуризации 13-ти из
14-ти выпусков облигаций. В частности были пропущены платежи по облигациям на сумму 500 млн долл. и 600 млн евро с погашением 23 сентября и 13 октября н.г. Как следствие, 25 сентября и 6 октября Standard&Poor’s и Fitch соответственно снизили украинский рейтинг обязательств в иностранной валюте до «SD» — выборочный дефолт и «RD» — ограниченный дефолт. Окончательная договоренность о реструктуризации 13-ти серий еврооблигаций была достигнута
14 октября н.г., и, как следствие, S&P вскоре повысило рейтинг аж на три позиции (до «B-»).

Правительство Украины рапортовало о победе на переговорах, поскольку ему удалось списать 20% номинальной суммы. Но со временем эйфория от успеха выветрилась и в сухом остатке мы получили завуалированную пролонгацию долговых обязательств. Средняя ставка увеличена на 0,5%, до 7,25%, а заложенные в соглашении инструменты восстановления стоимости, предусматривают компенсацию кредиторам за списанные обязательства. Если годовой прирост ВВП превышает 3%, кредиторы получают 15% от такого превышения, если ВВП возрастает более чем на 4%, кредиторы получают 40% от превышения. (Также условия предусматривают, что выплаты начинаются при превышении ВВП 125 млрд долл., а в течение 2021–2025 гг. платежи по варанту не могут превышать 1% ВВП). При наиболее вероятных сценариях экономического развития, объем списанной суммы обязательств будет равен нынешней стоимости платежей по инструменту восстановления стоимости.

Как уже упоминалось в ZN.UA №14, добиться списания значительных сумм, по примеру Греции, заведомо было трудной задачей, в основном из-за того, что согласно международной практике государственный долг Украины не является критическим. Очевидно также, что кредиторы с удовольствием пошли бы на простую отсрочку и снижение стоимости до 6–6,5%. Поэтому утвержденный вариант реструктуризации был избран, прежде всего, потому, что он дает возможность получить больше политических дивидендов.

Несмотря на все внимание, прикованное в течение последних семи месяцев к процессу реструктуризации и относительно успешному (даже несмотря на вышеупомянутые замечания) его завершению, точка кульминации все еще впереди — как повести себя с единственным не согласованным к реструктуризации выпуском еврооблигаций на сумму 3 млрд долл. со сроком погашения 20 декабря 2015 года? Его владельцем является РФ, которая отказалась от реструктуризации, ссылаясь на то, что долг официальный, а не частный.

Вопрос собственно не в том, что нечем заплатить, а в морально-этической стороне дела — страна, потерявшая тысячи жизней, находившаяся на грани существования из-за действия агрессора, своевременно и в полной мере выплачивает ему долг, предоставленный в декабре 2013 года за отказ от заключения договора о свободной торговле с ЕС. Квинтэссенция гибридной войны.

По словам министра финансов Н.Яресько, 29 октября РФ потеряла последнюю возможность получить компенсацию, поскольку, по ее словам, де-юре, Украина не сможет заключить соглашение о реструктуризации. Также было заявлено — в том числе со стороны МВФ, — что Фонд рассматривает изменения собственной политики, позволяющие кредитовать страны, которые судятся с официальными кредиторами в международных судах. Более того, условия реструктуризации прописаны таким образом, что посля завершения соглашения РФ не получит GDP-linked Securities (те самые выплаты процента от ВВП после 2021 г.) То есть, те кредиторы, которые не соглашаются на предложенные украинской стороной условия, лишают себя «самой вкусной конфеты» во всей этой реструктуризации.

За последний год большую популярность обрели истории об одиозном долге и о том, как было бы хорошо Украине использовать эти прецеденты. Классический прецедент моральной легитимизации невыплаты одиозного долга — отказ Коста-Рики в 1922 году от обслуживания займа, предоставленного Royal Bank of Canada бывшему диктатору Федерико Тиноко. В 1917 г. Федерико Тиноко осуществил переворот, разогнав действующее в то время правительство. В течение 1919 г. Международный банк Коста-Рики выпустил векселя, и под полученные средства диктатор лично выписывал чеки, которые принимал и оплачивал Королевский банк Канады. После изгнания диктатора восстановленное правительство приняло закон, которым соглашение о займе признавалось недействительным.

Арбитром выступил министр юстиции США Уильям Говард Тафт (президент США в 1909–1913 гг.), который признал, что правительство диктатора действительно имело право осуществлять внешние заимствования. Но поскольку они осуществлялись с целью личного обогащения диктатора и не связаны с финансированием общественных потребностей (о чем кредитор знал), Тафт требовал освободить правительство Коста-Рики от уплаты долга.

Не вдаваясь в подробности теоретических принципов обоснования отказа от уплаты одиозного долга и различий между украинской и вышеупомянутой историями, заметим, что этот дискурс происходил не в суде, а в форме публичной дискуссии. Чаще всего в мировой практике отказ от прав на долговые выплаты легализируется в результате изменения политико-правового устройства страны (в частности в Польше — 1914 г., России — 1918 г., Австрии — 1938 г., Италии — 1947 г., Китае —
1949 г., Ираке — 2003 г.), вследствие послевоенного урегулирования. Легализация отказа от выплаты долговых обязательств может оформляться в виде мирных договоров (Версальский мирный договор, мирный договор с Италией) или без какого-либо юридического оформления (Китай, Ирак) и по сути предусматривает добровольный отказ кредиторов (в том числе и частных) от прав на выплаты по долгу под давлением правительств стран-победителей, или США — страны, которая со второй половины ХХ в. играет роль гегемона мировой финансовой системы.

Поэтому, если рассматривать проблему легализации отказа от долговых обязательств перед РФ, нужен такой набор факторов, который заставил бы Москву добровольно отказаться от публичных, в т.ч. юридических, мер по взысканию задолженности с Украины. Не будем отрицать возможности появления таких факторов в будущем, но пока что, в случае соответствующего решения Киева, никто не заставит российскую сторону отказать себе в удовольствии подавать судебные иски и проводить агитационную кампанию по дискредитации нашей страны на международной арене.

Если предположить, что Украина создает прецедент и решает подать на РФ в суд, то непонятно, в какой международный суд подавать и какими должны быть аргументы Украины. Министр финансов заявила, что это должны быть международные суды, но в проспекте эмиссии облигаций четко отмечается, что единственным местом разрешения споров являются английские юрисдикции. В этом же проспекте определен исключительный перечень прав и обязанностей заемщиков, кредиторов и трастового учреждения. Сомнительными выглядят шансы не только на положительное судебное решение по этому вопросу, но и по самому факту принятия каким-либо международным судом дела к рассмотрению (по крайней мере, на данном этапе соотношения сил и компетенции международных судов).

Рассмотрим последствия более реалистического развития событий — невыплаты по долговым обязательствам без судебного иска со стороны Украины. В таком случае международные рейтинговые агентства еще раз фиксируют событие дефолта, но, поскольку срок обращения облигации заканчивается, в краткосрочном периоде, кредитный рейтинг снова повысится. Также не следует исключать возможности наступления кросс-дефолта по другим займам, предоставленным российскими государственным банками украинским компаниям под государственные гарантии (табл.), поскольку условия контрактов по предоставлению займов банком ВТБ, Газпромбанком и Сбербанком могут содержать опцию ускорения выплат в случае дефолта по другим займам.

долг р
Далее РФ уполномочивает трастовое учреждение прислать нашему суверену сообщение об объявлении дефолта и начать против Украины судебный процесс. Этот процесс будет максимально использован в прессе для дискредитации Украины, принимая во внимание медиа-мощности РФ за границей. Даже учитывая морально-этическую правоту Киева, негативный осадок у инвесторов все равно после судебных баталий останется.

Английский суд может, и, скорее всего, вынесет решение в пользу кредитора. В ином случае, во-первых, пошатнется вековая репутация Великобритании как безопасного финансового центра — а это одна из основных статей ее доходов, во-вторых, принимая во внимание текущую политико-экономическую ситуацию, Великобритания не станет играть в столь рискованную игру.

Поскольку решение суда будет распространяться только на территорию Великобритании, взыскать средства по нему с Украины будет практически невозможно. Во-первых, суверенный иммунитет не даст возможности взыскать имущество посольства. Во-вторых, де-юре, субъекты хозяйствования государственной формы собственности не отвечают за деятельность правительства. Но на практике не исключены случаи ареста имущества субъектов хозяйствования. Так, в 2003 г. согласно решению Стокгольмского суда по иску TMR Energy Ltd к Фонду государственного имущества был арестован Ан-124-100 «Руслан» Авиационного научно-технического комплекса им. Антонова. Самолет освободили только в 2005 г. Соответствующие прецеденты были и в других странах, имевших неурегулированные задолженности перед кредиторами (в частности в 2012 г. в Гане на
10 месяцев арестовали судно из Аргентины). И хотя в дальнейшем арест с имущества снимался, надо быть готовым к таким прецедентам и затратам, связанным с их наступлением.

Также решение суда в пользу РФ может сделать невозможным какие-либо финансовые трансакции правительства на территории Великобритании. Как только Украина захочет выпустить облигации, собранные трастовым учреждением средства могут быть взысканы в пользу кредитора. То есть возникает угроза потерь как для Украины, так и для инвесторов. На сегодняшний день роль Великобритании как финансового центра для Украины велика — из 13-ти находящихся в обращении суверенных выпусков облигаций 9 выпущены на Ирландской фондовой бирже. Осуществлять выпуски можно и в Нью-Йорке, но затраты, связанные с их подготовкой, будут немного выше, а права заемщиков, как показала история судебного иска инвесторов, удержавшихся от реструктуризации в 2005 и 2010 гг. в Аргентине, в американских судах трактуются уже.

Еще одним негативным последствием, о котором упоминается в прессе, может быть отказ МВФ от кредитования Украины из-за неурегулированной с официальными кредиторами задолженности. В этом вопросе российская сторона избрала очень хороший способ давления — с одной стороны, долг перед Россией выпущен в рыночной форме, и в случае невозврата долга рейтинговые агентства ожидаемо снизят кредитный рейтинг до дефолтного. С другой — РФ настаивает на официальном статусе долга, надеясь заблокировать кредитование Украины МВФ, поскольку основополагающие принципы этой организации как представителя официальных кредиторов не предусматривают финансирование стран с просроченной задолженностью перед другими суверенами. По этому поводу следует заметить, что при поддержке США МВФ может либо пересмотреть свою политику, либо классифицировать эту задолженность как обязательства перед частными заемщиками, поскольку они подпадают под частное право. Процедуры МВФ позволяют кредитовать заемщика с просроченной задолженностью перед частными кредиторами, если он приложил все усилия для реструктуризации, а кредиторы упрямо не хотят идти на уступки. Относительно готовности Запада поддержать в Украину в споре с РФ есть сигналы от представителей МВФ, что с его стороны кредитование Украины будет продолжаться даже в случае появления просроченной задолженности перед РФ.

В случае, если судебные баталии не дадут ожидаемого российской стороной эффекта, у нее всегда будет возможность потребовать в суде права присоединиться к соглашению о реструктуризации. В меморандуме по предложению обмена в 2015 году нет и не может быть пунктов, которые запрещали бы Киеву заключать сделку с правительством РФ после завершения соглашения с остальными кредиторами. Более того, там отмечается, что Украина в любое время может снова открыть предложение по соглашению о реструктуризации, но РФ может настаивать на реструктуризации по другим условиям и в этом случае моральное преимущество Киева не будет таким очевидным.

Другой вариант — выполнить обязательство перед РФ и наконец подать судебные иски против РФ за ее действия в Крыму и на Донбассе. К странам, которые, опасаясь обструкции на финансовых рынках, не отказались и продолжили выполнять свои долговые обязательства, привлеченные во время правления диктаторских режимов, относятся: Индонезия (Сухарто) — 150 млрд долл., Бразилия (милитаристская хунта) — 100 млрд долл., Аргентина (милитаристская хунта) — 65 млрд долл., Южная Африка (апартеид) — 22 млрд долл., Чили (Пиночет) — 13 млрд долл. Даже Эквадор, который по политическим мотивам не захотел выплачивать одиозный (по словам президента Эквадора) долг, в 2008 году объявил дефолт, но чтобы все же урегулировать ситуацию с кредиторами, выкупил долг номинальной суммой в 3 млрд долл. за 900 млн долл. (вследствие падения котировки этих облигаций).

В отличие от вышеупомянутых стран, для Украины факт возврата долга агрессору, по убеждению автора этих строк, — это унижение и потеря политических рейтингов. Главным аргументом в пользу этого решения является то, что невыполнение обязательств и связанные с ним судебные споры будто бы негативно скажутся на инвестиционном климате страны. Следует заметить, что этот аргумент имеет право на существование только при одной предпосылке — если другие составляющие инвестиционной привлекательности страны не плетутся в хвосте. Пока в Украине будут оставаться нереформированные и коррумпированные суды, прокуратура, фискальные органы, а также грабительские и сложные процедуры по получению разрешений на строительство, закрытие предприятий и подключение к электроэнергии и т.п., о привлекательности Украины для инвесторов не может быть и речи.

По предоставленной автору этих строк информации Министерства юстиции, Украина судится с РФ только в Европейском суде по правам человека в делах о нарушении прав физических и юридических лиц на оккупированных территориях. Трудно понять, что на протяжении последних полутора лет мешало подать имущественные иски против России, отделив это от вопроса о выплате долга. Только с приближением срока его погашения появляются заявления о возможных исках НАК «Нафтогаз Украины» и Ощадбанка по поводу компенсации за отобранные активы — хорошая мина при плохой игре. О том, что правительство еще не утвердило окончательного решения по долгу перед РФ и подстраховывается, может свидетельствовать самый высокий за всю историю Украины остаток средств на его счетах (5,7 млрд долл.)

Принимая решение о выплате или невыплате долга РФ необходимо учитывать прежде всего уровень поддержки, которую готовы предоставлять нам западные партнеры в случае судебных баталий, а также перспектив изменения геополитической карты мира, которые заставили бы РФ смириться с невыплатой долга. Если такой уверенности нет, надо идти более трудным и непопулярным путем — выплата долга и судебные иски Украины против РФ, не только по статьям присвоения активов государственных компаний, но и по финансированию терроризма на Донбассе. Кто стучит — тому откроется.

Василий Башко

Источник:

Новости по теме

Обзор бонусов в ТОП онлайн-казино на деньги

Итак, если вы решили играть в онлайн-слоты на реальные деньги в онлайн-казино, но предпочитаете не рисковать собственными деньгами, сегодня ваш счастливый день!

Главные особенности портала азартных игр в 2019

Приветствуем тебя человек азарта, в поисках побед, драйва и адреналина ты зашел в обитель своей Фортуны — Казино Вулкан Удачи.

Игровой клуб Pin Up: Все о бонусах в платных азартных развлечениях?

Популярные порталы новых видео слотов 2020 года, а также известные сети азартных онлайн игр постоянно находятся в ожесточенной конкурентной борьбе, создавая для богатых гемблеров все более выгодные предложения.

blog comments powered by Disqus
Новости | Слоты
Новости | Слоты