Главная » Украина » Общество
Просмотров 425   КомментариевКомментарии

Битый небитого везет, или Скрытая истина об избиении Тимошенко

Одним из самых мощных информационных поводов последних дней является вероятное избиение ныне заключенной Юлии Тимошенко, объявление ею голодовки по этому поводу и, вообще, ее пребывание в Качановской исправительной колонии № 54.

Соответственно, у каждого есть свое видение ситуации. На самом деле, правда у всех своя, а вот истина — едина.

Эта статья является попыткой объективной и беспристрастной хронологии событий последних дней. Ведь именно таким образом можно дойти до сути.

Итак, Качановская исправительная колония — одно из тринадцати учреждений Государственной пенитенциарной службы в Харьковской области. Здесь находится около тысячи женщин, заключенных за различные преступления, в том числе двадцать одна из них — пожизненно. В учреждении атмосфера была спокойной, утверждают харьковские пенитенциарии, но до недавнего времени. Понятно, что с появлением осужденного такого высокого ранга, как Юлия Тимошенко, привычная жизнь колонии в корне изменилась: чуть ли не каждый день сюда наведываются народные депутаты и защитники бывшего премьера, а под стенами Качановки теперь ежедневно «дежурят» поклонники «красного сердца Юли». И все же, как и раньше за высокими стенами и колючей проволокой даже женятся!

Хронология событий: 20 — 23 апреля

Для того, чтобы попасть на территорию учреждения № 54 необходимо долго и упорно общаться с харьковскими пенитенциариями, убеждать их. В этом я убедился сам. Но уже когда есть разрешение, то путь незамысловат: внесение паспортных данных в специальный журнал, обыск, одни зарешеченные двери за другими — и внутренности колонии. И хотя это не первое заведение пенитенциарной службы, где мне удалось побывать, — ощущение одно: золотая клетка. Здесь всюду убрано, в коридорах корпусов слышен запах свежей краски.На территории — церковь, зимний сад и знаменитое швейное производство.

 Качановская колония
Качановская исправительная колония № 54 изнутри

Медицинская часть — единственное, что мне в тот день показали, производит впечатление подобных как и везде по Украине. Начальник медчасти Качановской исправительной колонии говорит, что проблем с медобеспечения нет. «У нас одинаковый подход ко всем заключенным и изредка кто-то отказывается от помощи, как это постоянно делает Юлия Владимировна. Она это ничем не мотивирует», — убеждает Алексей Цюра: «Да, она принимает некоторые лекарства, но очень избирательно»

 
Алексей Цюра
Алексей Цюра — начмед Качановской исправительной колонии № 54

Карета скорой помощи прибыла в колонии около семи вечера 20 апреля. «Во время первого этапирования Юлии Владимировны, я сопровождал ее в автомобиле скорой помощи. Она была в сознании, и никаких нареканий или заявлений относительно своего состояния от нее я не слышал», — утверждает Алексей Цюра. Эта точка зрения расходится с той, которую лично высказала в своем заявлении Тимошенко.

Транспортировку осуществляла дежурная бригада станции скорой медицинской помощи и сотрудники колонии. Доставляли спецмаршрутом. На протяжении всего пути бывший чиновник вел себя спокойно. А еще некоторые СМИ сообщили о единственной фразе, брошенной Тимошенко.

То, что Юлия Владимировна была в сознании, когда ее привезли в Центральную клиническую больницу Укрзализныци, подтверждает и старшая сестра приемного отделения Елена Хабарова: «20 апреля около 23 часов вечера, машина скорой помощи доставила в больницу Юлию Владимировну Тимошенко на лежащей каталке. Мы ее перевели из машины скорой помощи на другую каталку и направили в отделение. Она была спокойна, а на момент ее поднятия, а также тогда, когда ее переводили на кровать, она никаких жалоб не предъявляла».Итак, с того времени, как к колонии подъехала карета скорой помощи и до ее приемом в ЦКБ № 5 прошло чуть больше трех часов.

 
Елена Хабарова
Елена Хабарова — старшая медсестра приемного отделения ЦКБ «Укрзализныци»

В тот вечер врачей в отделении было больше, чем обычно, потому что встречали гостью высокого ранга, отмечает главный врач Михаил Афанасьев. Но пациентка ни с кем не общалась и ничего не просила. «Единственное, что мы у нее спросили, так это то, на какой кровати ей будет удобнее, поскольку в палате их было две. Но одна уже была подготовлена для Юлии Владимировны. И поэтому она была размещена у окна», — говорит медсестра Любовь Лениченко, дежурившая в ночь с 20 на 21 апреля.

 
Любовь Лениченко
Любовь Лениченко — дежурная медсестра, с которой у Тимошенко был первый контакт в больнице.

Через 20 минут после прибытия Тимошенко в палату была доставлена ​​и другая заключенная из Качановской колонии Оксана Мельник. Можно сказать, что ей повезло, и руководство колонии ее также направило в больницу Укрзализныци. «Здесь лечат на высшем уровне. Врачи очень внимательные и корректные. Что касается Юлии Владимировны, то я сразу и не поняла, кто вместе со мной в палате. Мы за это время особо и не общались. Бывало, она просила меня подать стакан воды. Да и вела она себя спокойно, ни на что не жаловалась. По палате она передвигалась, но вот принимала ли пищу — не знаю, я посещала процедуры и все время не находилась в палате. Сказать, что она постоянно лежала или сидела — я не могу. И нареканий от нее я никаких не слышала», — утверждает Оксана Мельник.

 
Оксана Мельник
Оксана Мельник — находилась с Юлией Тимошенко в одной палате ЦКБ Укрзализныци

«Когда я впервые зашла к пациентке Тимошенко в палату, она находилась в положении лежа. На вопрос, возможно ли сейчас осуществить ее первичный медосмотр, она ответила, что до встречи со своим адвокатом воздержится Дополнительных жалоб не было и никаких акцентов на свое состояние не указывала. Из-за того, что она отказалась от осмотра, больше никаких вопросов я ей не ставила. На утро ей был предложен завтрак (у нас всем предлагают трехразовое питание), но в течение этих дней нашей пищи она не употребляла.  А вот принимала ли вообще какую-либо пищу или медикаменты — не знаю», — говорит врач-невропатолог Ирина Фурса. 


Ирина Фурса
Ирина Фурса — врач-куратор палаты, где находилась Юлия Тимошенко 


Палата Тимошенко
Палата на 9 этаже ЦКБ и та самая кровать у окна

В таком случае, когда бывший премьер-министр отказывалась от медицинской помощи, специальная комиссия во главе с первым заместителем министра здравоохранения Украины Раисой Моисеенко и руководство Управления пенитенциарной службы решили 22 апреля вернуть Юлию Тимошенко в колонии «за отказ проходить какие-либо обследования и начинать курс рекомендованных немецкими и украинскими врачами реабилитационных процедур». И еще: когда Юлию Тимошенко вернули из больницы в колонию, дежурный медперсонал предложил ей осмотр. Она отказалась от него, ничем не мотивируя своих действий.

Хронология событий: 23 апреля —…

«Как и раньше, так и теперь, после возвращения в колонию, ее ежедневно два-три раза в день посещают медработники колонии, предлагают осмотр и лечение, которое рекомендовала комиссия Минздрава и иностранные врачи, ведь именно они провели корректировку лечения. От наших услуг она отказывается, только время от времени ей измеряют артериальное давление», — замечает Алексей Цюра и продолжает, что факт наличия синяков у нее есть, но какова их природа, откуда они появились — невозможно определить. 


Отказ Тимошенко от экспертизы

Один из отказов от судмедэкспертизы


Центральная клиническая больница Укрзализныци
Центральная клиническая больница Укрзализныци

С этого времени события развивались более стремительно: 23 апреля, в понедельник, Юлия Тимошенко подала заявление в прокуратуру по поводу своего избиения. В тот же день отреагировал и Генпрокурор Виктор Пшонка. Сергей Власенко — защитник Юлии Тимошенко — обнародовал заявление подзащитной аж 24 апреля, во вторник. Сам же он посетил экс-премьера в тот день дважды: с 12-ти до 13-й и с 14-ти до 17 часов. Такое долгое время до официальности начальник отдела надзора за соблюдением законов при исполнении судебных решений по уголовным делам прокуратуры Харьковской области Игорь Краснолобова объясняет процедурой подачи заявления: «Она не просто гражданин, а заключенная. Поэтому ее заявление прошло замначальника и начальника колонии, а затем уже в течение суток попало в прокуратуру. Но у нас свои методы, и поэтому мы знали раньше, чем официально письмо дошло до нас. Основная проблема, что она не допускает к себе судмедэксперта, который бы действительно засвидетельстовал ее возможные побои ».

По словам Юлии Тимошенко, «примерно около 21.00 из тюремной камеры, где я находилась, вывели мою соседку, а через некоторое время после того, ко мне зашли 3 мужчины крепкого телосложения. Они подошли к моей кровати, накинули на меня простыню и начали втроем стягивать с кровати, прилагая грубую физическую силу».

Имела ли возможность Юлия Тимошенко официально обратиться по поводу своего избиения, находясь в больнице? Игорь Краснолобова говорит, безусловно, да. Мотивация такого долгого затягивания — не понятна, убеждают прокуроры и работники пенитенциарной службы. «Я работаю с 1996-го года и могу сказать, что за этот период у нас каких-либо фактов физического воздействия, насилия над осужденными не было зафиксировано. И вообще этого не могло быть», — доказывает заместитель начальника по социально-воспитательной и психологической работе Оксана Кошлич.

 
Оксана Кошлич
Оксана Кошлич: любой факт применения физической силы сообщают в прокуратуру

«Но более убедительно это, пожалуй, звучит из уст осужденных, которые всегда отстаивают свою точку зрения», — утверждает Оксана Кошлич. Сами заключенные женщины по разному относятся к Тимошенко в стенах колонии. Одни — равнодушно, другие сочувствуют, но большинству вся эта история совсем надоела. «С самого начала я ей (Юлии Тимошенко — авт.) даже сочувствовала, у меня даже сердце болело от одной мысли, что человек такого высокого полета и сел так же, как и я в тюрьму.  А потом, когда слушала новости и там рассказывали ложь. Я работаю в библиотеке колонии и меня просто возмутило, что у нас здесь только сталинские книги. Но потом… если бьют бывшего премьер-министра, то что тогда говорить о нас. Это все ложь. Ведь если здесь и приказывают, то только так: помыть там что-то или поставят меньший процент на производстве, а бить — это ложь», — доказывает заключенная Татьяна Папенко.

 
Заключенная качановской колонии
Заключенная Татьяна Папенко: мы возмущены

Не меньше возмущения проявляют и по ту сторону колонии. Народный депутат Украины и защитник Андрей Кожемякин посетил 25 апреля вместе с дочерью экс-премьера Евгенией. «Мы были с ней два часа. Состояние ее здоровья не улучшилось. Не улучшилось еще и потому, что она с пятницы (20 апреля — авт.) голодает.  Хотя заявление она не писала, потому что боится повторного издевательства: принудительного питания через зонд. Кроме этого, и мне, и Жене она показывала эти синяки, есть гематома на правом боку. Она назвала фамилию человека, который ее бил через одеяло, когда ее несли. После обращения в областную и Генпрокуратуру от фракции мы будем требовать отчета Пшонки и Лисицкова».

 
Андрей Кожемякин
Андрей Кожемякин: Те, кто ее били, понесут ответственность по закону

«Кроме этого руководство учреждения, испугавшись, дало команду заставить подписать ее заявление сокамерницы Юлии Абапловой, будто бы это была стычка между ними», — добавил народный депутат. Сейчас, у Юлии Тимошенко две другие сокамерницы, потому что Юлия Абаплова письменно попросила добровольно перевести ее в другую камеру.

 
заявление Абапловой
Само заявление Юлии Абапловои

Чего же действительно боятся руководители исправительного учреждения? «От неизвестных лиц на домашние телефоны сотрудников колонии звонят с угрозами. По этому поводу будем обращаться в милицию и прокуратуру. Будем применять оперативные меры, чтобы выявить этих лиц», — заверил начальник Качановской исправительной колонии № 54 Иван Первушкин.

 
Иван Первушкин
Иван Первушкин: Юлия Тимошенко не многословна с нашими сотрудниками

«Ни какого насилия не было. Ей помогали при перемещении из камеры в карету скорой помощи », — говорит начальник колонии. Обидно, но с конвоирами, которые, мол, совершили грубость с Юлией Тимошенко, пообщаться не удалось. Кто теперь боится, так это они. И теперь складывается ситуация: кто прав, кто виноват — не понятно. Во-первых, факт, что у Юлии Тимошенко есть синяки, признали даже в колонии. Но вот установить их характер — невозможно, потому что она отказывается от судмедэксперта. Однако, только он может установить происхождение повреждений. 20 апреля бывший чиновник отказался от пищи, «чтобы привлечь внимание демократического мира к тому, что происходит в центре Европы, в стране под названием Украина» — говорится в ее открытом письме. Поэтому, очевидно, Юлии Тимошенко придется выбросить на помойку все содержимое холодильника, стоящего в ее камере, ведь еще 20 апреля ей доставили более 25 килограмм продуктов. Здесь борщ из одного днепропетровского ресторана, и рыба, и пюре из хурмы, и молочные продукты, и фрукты и всевозможные ягоды. А, возможно, отдаст своим новым сокамерницам. Никто этого не знает, как и то, чем будет жить информационное пространство нашего государства завтра. Похоже, продолжение следует…

Максим Ярмолаев, специально для Портала «Право»

P.S. 27 апреля 2012 журналист Виталий Портников на странице в Facebook опубликовал фото синяков на теле Тимошенко.

Источник:
Тэги: Украина, Общество, Тимошенко

Новости по теме

«Регионалы» заявляют, что Тимошенко в туалете сама нарисовала себе синяки

Министр образования Дмитрий Табачник заявляет, что по фотографиям невозможно определить, имел ли место факт избиения Юлии Тимошенко, потому что «с помощью пудры и грима можно делать чудеса».

Тимошенко снова согласилась лечиться

Экс-премьер Украины Юлия Тимошенко, находящаяся в харьковской больнице, согласилась на возобновление лечения, от которого она отказалась накануне, сообщает в среду пресс-служба министерства здравоохранения Украины.

Тимошенко не доверяет теперь уже и немецкому врачу

Лечить пациентку, которая отказалась от процедур, Лутц Хармс не может. «Доверие, которое было достигнуто между нами, существенно ухудшено», — говорит немецкий врач.

blog comments powered by Disqus
Новости | Слоты
Новости | Слоты