Главная » Світ » Інциденти
Просмотров 73   КомментариевКомментарии

«Письма с того света»: запытанный насмерть в СИЗО полковник ФСБ обвиняет шефа в измене и коррупции

В скандальном уголовном деле о загадочной гибели высокопоставленного офицера спецслужб, арестованного по обвинению в наркоторговле, появились новые сенсационные подробности. В прессу попали предсмертные письма полковника Федеральной службы

В скандальном уголовном деле о загадочной гибели высокопоставленного офицера спецслужб, арестованного по обвинению в наркоторговле, появились новые сенсационные подробности. В прессу попали предсмертные письма полковника Федеральной службы безопасности (ФСБ) Олега Ефремова. В них контрразведчик прямым текстом обвиняет свое руководство в развале работы всего регионального ведомства и «крышевании» семейного бизнеса бывшего губернатора, сообщает NEWSru.com.

Копии нескольких предсмертных писем Олега Ефремова, написанных им в тюремной камере, оказались в распоряжении «Новой газеты». Редакция подчеркивает, что не пытается оказывать давление на следствие и суд. Отметим, что именно сейчас в Борском городском суде идет разбирательство по этому делу. Однако замолчать «завещание» полковника, в зверском убийстве которого подозреваются несколько надзирателей, уже невозможно. Более того, именно эта информация позволит расследовать преступление до конца.

Журналисты «Новой» пока не знают, дошло ли хотя бы одно из последних писем Олега Ефремова по назначению, но имена адресатов известны. Первое письмо он намеревался отправить президенту Медведеву, а также секретарю Совбеза Патрушеву и генпрокурору Чайке.

Письмо президенту о «вредителях» в рядах чекистов


В своем главном обращении чекист прямо называет имя своего главного убийцы — это тогдашний начальник управления ФСБ по Нижегородской области генерал-лейтенант госбезопасности Храмов Олег Владимирович, который с 2006 года «ненавидит и боится» своего прежнего подчиненного, как написал сам Ефремов.

Добавим, что в настоящий момент Храмов здравствует, а его карьера идет в гору: он продолжает стоять на страже государственной безопасности уже в центральном аппарате ФСБ, возглавляя оперативное управление.

Как следует из письма Ефремова, он «отказался исполнить незаконный приказ Храмова о прекращении уголовного дела в отношении обвиняемой Ходыревой Гули Иргашевны — жены экс-губернатора Нижегородской области». «По имеющейся у меня информации Храмов О. В. взял за решение вопроса о прекращении уголовного дела взятку от Ходырева Геннадия Максимовича в размере 100 миллионов рублей», — написал полковник незадолго до расправы над ним в одиночной камере СИЗО.

Далее автор письма излагает некоторые детали из личной жизни своего босса. Газета их не приводит «по этическим соображениям».

После сообщения сведений, компрометирующих бывшего шефа, Олег Ефремов переходит к перечислению самых тяжких преступлений, в которых якобы замешан Храмов. При этом он вольно или невольно использует лексику сталинских времен, заявляя о «вредительской деятельности» своего шефа: «У меня имеются конкретные фактические данные о вредительской деятельности Храмова О. В. в должности начальника УФСБ РФ по Нижегородской области, направленной на развал дееспособности Управления и подрыв государственной безопасности в регионе, начиная от смещения с должностей абсолютно всего руководящего состава Управления, расформирования Следственного отдела (признанного в 2008 году лучшим в системе ФСБ России) и заканчивая противоправной незаконной деятельностью Храмова О.В. – „крышевание“ коммерческих структур, незаконное и не санкционированное судом проведение мероприятий „ПТП“ (телефонная прослушка), „НАЗ“ (незаконная аудиозапись) и т.п. ».

Как писал покойный Олег Ефремов, все эти преступные факты «легко установить при производстве комплексной проверки деятельности Храмова О.В. и тем более при его оперативной разработке».

В отношении своего дела полковник ФСБ написал, что оно сфабриковано Храмовым, который действовал через свое доверенное лицо — «назначенного им начальником отделения собственной безопасности Управления (ФСБ) Петрова Бориса Ивановича ». Как утверждает в письме убитый офицер, эти его коллеги «оказывали давление на судей Пырьева и Медведеву, с тем чтобы незаконно заключить его под стражу».

«Используя агентуру в криминальной среде, Храмов О. В. и Петров Б. И. дали указание убить меня, сымитировав, по возможности, „естественную“ смерть, — пророчески пишет Олег Ефремов. — Я нахожусь в здравом рассудке и твердой памяти при написании этого заявления».

Далее Ефремов специально оговаривает, что является «кадровым офицером контрразведки России, ветераном боевых действий, кавалером ордена Мужества и не склонен кончать жизнь самоубийством ни при каких обстоятельствах». В заключение он просит привлечь к уголовной ответственности Храмова и Петрова за организацию своего убийства.

Подвиг чекиста, мешавшего коллегам-коррупционерам

Два других письма предназначались супруге и адвокату Олега Ефремова. Известно, что за несколько дней до его смерти в «одиночке» Боровской спецколонии (ИК-11) жена пыталась достучаться до следователей и прокуроров, чтобы высказать опасения за жизнь мужа, но ее никто не принял.

В послании своему юристу Ефремов оговаривает условия своего сотрудничества со следствием, но наиболее важным оказывается письмо супруге, в котором полковник явственно предчувствует свой страшный конец. При этом арестованный «наркоторговец» сохраняет поразительную твердость духа и использует лексику, с помощью которой описывались самые героические поступки в истории.

«На суде почти „сломался“, — пишет Олег Ефремов. — Был готов дать любые показания, в отношении кого угодно, лишь бы … (дальше написано неразборчиво) увидеть тебя и побыть с тобой хоть несколько денечков. Но Полудневич (прокурор) сказал, что в любом случае на свободу меня уже не выпустят; и в любом случае будут запрашивать 20 лет. И я подумал – да пошли они все на х*р! Погибаю, но не сдаюсь!»

«Дело Ефремова»

В 2004 году сотрудники нижегородского Госнаркоконтроля задержали двух дилеров, которые показали на допросе, что приобретали героин у бывшего начальника следственного отдела УФСБ Нижнего Новгорода Владимира Обухова. Поначалу уголовное дело «тихо замяли», но в 2008 году неожиданно возобновили расследование. Именно тогда областное ведомство ФСБ возглавил генерал Храмов.

Примечательно, что вскоре был отстранен от службы и арестован не только полковник Обухов (его осудили на 12 лет заключения с лишением звания 2 июля 2010 года), но и начальник следственного отдела УФСБ Олег Ефремов. По версии следствия, оба были причастны к продаже крупной партии героина из хранившихся в управлении 39 килограммов наркотиков, изъятых оперативниками еще в 2002 году. Однако Ефремов упорно отрицал обвинения, писал жалобы и доказывал, что доказательства против него сфальсифицированы.

В начале июня 2009 года несговорчивого чекиста-«наркоторговца» почему-то перевели из нижегородского СИЗО №1 в Борскую спецколонию, а ее сотрудники во главе с начальником отдела безопасности ИК Алексеем Бобриковым, согласно официальной версии, решили «помочь» следствию. Побоями и пытками они якобы пытались выяснить у подследственного Ефремова местонахождение тайников, в которых спрятаны украденные из УФСБ наркотики. «Из карьеристских побуждений и ложно понятых интересов службы» надзиратели обеспечили безопасный проход в камеру-одиночку к чекисту трех заключенных и оперуполномоченного Павла Кручинина, открыв 26 июня 2009 года все двери и отозвав с поста младшего инспектора по штрафному изолятору.

Оперативник и заключенные в масках и спортивных костюмах, говорится в деле, обмотали полковника ФСБ скотчем, подвесили на веревке к потолку, чтобы ноги едва касались пола, и начали его избивать.

«Как сказано в обвинительном заключении, якобы желая помочь правосудию, вертухаи и осужденные менты „подвесили связанного Ефремова к трубе и избивали его кулаками, ногами и резиновой дубинкой“ (всего нанесли 70 ударов) », — пишет издание.

По другим сведениям, только оперативник Кручинин нанес Олегу Ефремову не менее 70 ударов. Причем среди заключенных, участвовавших в избиении и пытках арестованного «на дыбе», был и двухметровый атлет Алексей Торопов. В свое время он был спарринг-партнером знаменитых боксеров братьев Кличко. Однако третий осужденный бить отказался — позже он дал подробные показания, и дело против него прекратили.

Побои продолжались с 16 до 18 часов. В результате нанесенных травм Олег Ефремов скончался.

Отметим, что за несколько часов до смерти чекиста, которая сначала была окутана тайной и держалась в секрете, его посетили двое сотрудников отдела собственной безопасности УФСБ — Илюшин и Чертков. Они «попытались снова склонить к чистосердечным признаниям», однако на суде оба заявили, что не помнят причину своего приезда в спецколонию.

Характерно и то, что даже родственники подсудимых на процессе придерживаются версии, согласно которой главные преступники ушли от ответственности. По их словам, на скамье подсудимых «должны сидеть заказчики убийства — генералы ФСБ, а не назначенные стрелочники». При этом несколько свидетелей постоянно путались в показаниях, а заключенных, свидетельствовавших в пользу обвинения, сразу выпустили по условно-досрочному освобождению. И в этой связи, видимо, неслучайно, генерала Храмова в срочном порядке перевели в столицу, считает обозреватель «Новой газеты».

Альтернативную версию мотивов убийства озвучил адвокат убитого чекиста Дмитрий Хорст. Он напомнил о темной истории проведения допэмиссии на Новомирском горно-обогатительном комбинате (ГОК), в которой фигурировала супруга бывшего губернатора Ходырева (сама она называла обвинения «чушью и недоразумением»). По сообщениям нижегородских СМИ, уголовное дело в отношении Ходыревой выделялось в отдельное производство, но затем «из Кремля якобы настоятельно попросили оставить семью в покое».

В итоге по громкому делу под суд пошли только сотрудники местного Дорожного фонда. Но сам Олег Ефремов настаивал на продолжении расследования.

Так или иначе, в уголовном деле о гибели Олега Ефремова остается много вопросов по поводу качества проведенного расследования. Не ясно, понес ли какое-либо наказание прокурор Сергей Полудневич, отдавший странный приказ перевести подследственного Ефремова в спецколонию. Кроме того, в день убийства в ИК-11 случилось внезапное отключение электричества, а потому камеры видеонаблюдения не зафиксировали входящих в «одиночку» к полковнику убийц.

Наконец, сам генерал Храмов так и не был допрошен по делу, равно как и бывший губернатор Ходырев с супругой

Тэги: Происшествия, Россия
Loading...

blog comments powered by Disqus