Главная » Украина » Политика
Просмотров 46   КомментариевКомментарии

Чему научился Виктор Федорович у Леонида Даниловича

Между Украиной Кучмы и Украиной Януковича есть как явные сходства, так и не менее явные различия. Виктор Федорович свято верит, что судьбу своего бывшего патрона он не повторит.

Когда после победы Виктора Януковича на президентских выборах Леонид Кучма с явным удовлетворением говорил, что «все обнулилось» и теперь у власти «свои», вряд ли он предполагал, что свой 73-й день рождения встретит в таком смятенном настроении. Именно «своя» власть, а вовсе не «оранжевые», устроила форменное унижение экс-Президента, рьяно взявшись за «дело Гонгадзе» и затаскав Кучму на допросы и очные ставки с Пукачем и Мельниченко. Пусть это дело и зависло в неопределенном состоянии, из которого, видимо, выйдет не скоро. Мотивы такого отношения к Леониду Даниловичу объяснялись по-разному – от попытки отвлечь внимание от преследования оппозиционеров до личной мести Януковича за Майдан.

В 2004-м именно Янукович виделся продолжателем дела надоевшего Кучмы, а от ренессанса Виктора Федоровича после проваленной каденции Виктора Ющенко пессимисты ждали восстановления худших черт опостылевшего «кучмизма». Тем не менее, между Украиной Кучмы и Украиной Януковича есть как явные сходства, так и не менее явные различия. Конечно, большинство из тех, кто сейчас заполонил высшие слои власти, птенцы «кучминого гнезда» с соответствующим мышлением. Если уж «надежду демократии» Ющенко всю его каденцию преследовало слово «батько», обращенное Леониду Даниловичу, то что уж говорить о таких нынешних небожителях как Николай Азаров, Сергей Левочкин, Андрей Клюев…

Конечно, существенное различие между первыми каденциями Кучмы и Януковича заключается в том, что последний фактически пришел на все готовое, так как именно при Кучме были созданы многие украинские институты – Нацбанк (и национальная валюта), Верховный Суд, Конституционный суд, так пригодившийся Януковичу, и другие. Конечно, деятельность многих из этих институтов далека от демократических идеалов, но тут уж вряд ли можно говорить о вине или заслуге нынешнего Президента – он пришел на утоптанное, в том числе и его оппонентами, которые сейчас кричат о продажной судебной системе, поле.

«Не надо забывать, что между Януковичем и Кучмой все-таки лежит эра Ющенко – эра странного украинского капитализма, – рассуждает политолог Виктор Небоженко, два года проработавший с Кучмой бок о бок. – Янукович мог бы перехватить у предшественников эстафету реформ. Если при Кучме система здравоохранения приспосабливалась к новым реалиям, формировались налоговая, таможня, то Януковичу надо все это развивать, а не использовать в интересах группы лиц, которые тут же исчезнут, когда начнутся проблемы. Янукович, кстати, очень удобный, чтобы все сваливать на него – большой, медлительный и искренне верит, что он лучше остальных Президентов Украины. У Кучмы такого комплекса мессианства не было, он все-таки считал себя государственным менеджером. А Янукович больше взял от Ющенко, чем от Кучмы, – причем взял самое худшее».

Бросается в глаза и то, насколько при всех разговорах о нынешней стабильной власти, трудно разглядеть в ее действиях системность. Конечно, по сравнению с временами Ющенко, который всю каденцию пытался максимально абстрагироваться от конкретных дел и отдавал всю «грязную работу» в руки стихийно комплектуемого окружения, сейчас мы видим какое-то подобие порядка, пафосно именуемое спикерами от ПР «выстроением вертикали власти». Но сравнение с вертикалью властью Кучмы явно будет не в пользу вертикали власти Януковича. Хотя опять же, смотря какие критерии брать для сравнения.

Во-первых, Кучма, при всех скандалах, которые сопровождали его каденцию, не давал козырей своим оппонентам и не совершал явных ошибок осознанно. Да, он также не считался с оппозицией, но пытался урезонить ее, изменяя рамки сырой и еще податливой системы. Во время второй каденции это получалось все сложнее – Кучме приходилось считаться с парламентом и периодически даже брать его под контроль. Однако все попытки провести конституционные изменения нарывались на сопротивление оппозиции. Дабы иметь возможность баллотироваться на третий срок, Кучма получил положительное решение Конституционного суда, но им по массе причин так и не воспользовался. Помучился с парламентом и Ющенко, ситуация которого осложнилась еще и вынужденно принятой политреформой.

«Я очень сомневаюсь, что Янукович пытался анализировать чьи-то ошибки и делать из них какие-то выводы, – говорит политолог Владимир Фесенко. – Наши политики, когда идут к власти, несколько наивно и самонадеянно полагают, что они будут гораздо эффективнее предшественников, и не задумываются о рисках. Вот и в нынешней команде Януковича, наверно, считают Кучму слабым и думают, что уж они-то не допустят Майдана».

Янукович начал с того, что не всегда получалось у Леонида Даниловича – изменения правил игры. Не особо церемонясь (если не считать изначальных бесплодных попыток склонить на свою сторону бесформенную НУНС), он заимел ручной парламент и сделал оппозицию лишь «белым шумом». А надавив на болевые точки тех оппозиционеров, которым ничего не светит на будущих выборах, без видимых сложностей удалось сколотить временное конституционное большинство и добиться переноса ненужных сейчас Партии регионов парламентских выборов. И вряд ли кого удивит, если этот финт под каким-либо предлогом удастся провернуть еще раз.

Если Кучма провел большую часть своей каденции в состоянии перманентной войны как с оппозицией, так и с Западом, сравнивавшем его с самыми одиозными автократами, то Янукович проводил свои законодательные «реформы» практически в комфортных условиях. Конечно, Запад немного пороптал насчет такого вольного обращения с Конституцией, но, в целом, раздрай в украинской власти за последние годы уже так всем надоел, что «заграница» фактически дала новому главе государства карт-бланш на обживание в должности.

Но чем дальше, тем больше Януковича стало необъяснимо с рациональной точки зрения заносить. Заведение сомнительных уголовных дел на оппозиционеров при собственных скелетах в шкафах «Межигорья» и апогей в виде ареста Тимошенко (пусть пока без обвинительного приговора) показали, что в команде Януковича туговато со стратегическим планированием. Нарываться и создавать себе проблемы на ровном месте тот же Кучма никогда бы не стал. Конечно, можно вспомнить, что при Кучме Тимошенко тоже попадала в СИЗО, но на тот момент она не была не только лидером оппозиции и вторым по популярности политиком в стране, но и видным политиком вообще. Бывший тогда опасным для Кучмы Александр Мороз был нейтрализован куда более изящным способом и подарка в виде упекания за решетку не получил. Кто знает, какие последствия в таком случае имела бы тогда акция «Украина без Кучмы»?

То, что в сравнении с Януковичем Кучма с его многоходовками был просто гуру «византийской политики», демонстрировали и его отношения с крупным бизнесом, который, собственно, и зарождался в лихие 90-е. Вхожий в коридоры власти при Кучме политолог Михаил Погребинский считает парадоксом то, что именно Кучма был отцом украинского капитализма, хотя сам был стопроцентно сформирован в советское время и поэтому часто наступал на горло своей песне.

«Разные люди разное понимают под «кучмизмом», в том числе, разную чепуху, – считает Погребинский. – Если под этим термином понимать выдающуюся роль небольшой группы представителей крупного капитала в экономике страны и покровительство им со стороны Президента, то сейчас такого нет. Если раньше покровительство Кучмы выступало одновременно как некий арбитраж, то при Януковиче этого не видно – идет война с Коломойским, непонятно с Фирташем и Пинчуком…»

«Именно при Кучме сложился олигархический режим, когда олигархи стали влиятельной и экономической, и политической силой – причем никто из них не был особо приближенным, даже Пинчук, – говорит Владимир Фесенко. – Сейчас есть олигархи с особым статусом, такие как Ахметов, Фирташ, но они стараются не лезть в политику. Максимум, на что они способны, – иметь информационные каналы влияния».

Степень влияния этих каналов, собственно, на Януковича – загадка. Ходят слухи, что Виктор Федорович неравнодушен к телеканалу «Интер» и ток-шоу Евгения Киселева. Неудивительно, конечно, учитывая, что именно на этом канале, который связывают с нынешним главой СБУ Валерием Хорошковским и бизнесменом Дмитрием Фирташем, телекартинка подается максимально приятно для главы государства.

«Вспоминаю случай, когда Кучма очень ревностно отнесся к тому, что было сказано как-то мною в абсолютно нерейтинговой телепрограмме в час ночи, – вспоминает Михаил Погребинский. – Он все смотрел и мог позвонить ночью сразу после программы и спросить – что ты там говорил против демократии, что ты против нее имеешь? И мне приходилось объяснять, что я имел в виду. Это пример того, до какой степени он не выпускал из поля собственного зрения все, что звучало на каналах. Сейчас если бы была подобная реакция со стороны Януковича, мы бы уже об этом узнали. Напротив на Первом национальном канале идет программа с систематической и откровенной дискредитацией власти – я имею в виду шоу Шустера. При Кучме представить такое было просто невозможно».

Конечно, несмотря на раздающиеся заявления о цензуре, Янукович вынужден хотя бы поддерживать видимость такого бесспорного достижения эпохи Ющенко как свобода слова. Ему даже можно поверить, что он не вмешивается в редакционную политику телеканалов и изданий: достаточно самоцензуры со стороны стелящихся в поклоне олигархов – владельцев СМИ. И для того, чтобы откатить ситуацию во времена «медведчуковских» «темников», понадобится слишком много времени и усилий. К тому же, по сравнению с временами Кучмы, куда большее распространение получил Интернет, так что все проколы и курьезы, сопровождающие нынешнюю власть, моментально становятся достоянием общественности. Надо вспомнить, что закат Кучмы был напрямую связан с развитием Интернета, а именно исчезновением журналиста Георгия Гонгадзе, который «пишет все время в какую-то там «Украинскую правду» и в Интернет шурует».

Именно «дело Гонгадзе», независимо от его истинных заказчиков и исполнителей, стало в свое время основным гвоздем в гроб Кучмы-политика. Кто или что может стать таким условным Гонгадзе для Виктора Януковича?

«Роль Гонгадзе для нынешнего Президента будут примеривать Тимошенко, – считает Виктор Небоженко. – Причем это сделают друзья Януковича, которые в какой-то момент посчитают, что ему нельзя так долго сидеть на посту, ведь начав с закрытия в тюрьме врагов, он закончит друзьями. Поэтому если что-то произойдет с кем-то из оппозиционеров, это будет раздуто частью людей, которые находятся рядом с Януковичем, и они сделают виновным в этом одного человека – то есть Президента».

«Риск «казуса Гонгадзе» лежит перед любым политиком и режимом, который имеет авторитарные наклонности, – говорит Владимир Фесенко. – Но риски могут быть другими – эрозия режима Януковича может начаться с ареста Тимошенко. Я не сторонник теории, что этот арест приведет к его краху, но он может способствовать усилению противостояния между властью и оппозицией и накоплению революционных настроений».

Но, судя по всему, Виктор Федорович свято верит, что судьбу своего бывшего патрона он не повторит. Вера покидает последней?

Автор: Павел Вуец

Источник:

Новости по теме

Психолог: 10 способов стать счастливым

Английский психолог Ричард Уайзман из Университета Хартфордшира сформулировал десять главных советов, как эффективно справиться с эмоциональным стрессом и стать счастливее.

Когда Китай начнет править миром

Китайские автомобили уверенно удерживают лидирующие позиции по продажам вот уже несколько последних лет. Рекордные продажи привели к значительному росту количества автомобилей китайского производства на отечественных дорогах.

ТОП-10 провальных идей для мобильного телефона

Нужен впечатляющий подарок для отличного парня в вашей жизни? Перед тем как начать делать покупки мысленно составьте список его интересов и увлечений.

blog comments powered by Disqus
Новости | Слоты
Новости | Слоты